IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Профиль
Фотография
Рейтинг
 
Опции
Опции
О себе
Телец, стихия - вода, триграмма - Тянь (небо).
Цвет - синий. Металл - серебро.
Личная информация
Nata Li
Активный участник
Возраст не указан
Женский
Место жительства не указано
День рождения не указан
Интересы
Нет данных
Статистика
Регистрация: 9.06.2009 - 23:33
Просмотров профиля: 2645*
Последнее посещение: 6.11.2011 - 20:04
Часовой пояс: 15.10.2019 - 10:33
244 сообщений (0 за день)
Контактная информация
AIM Нет данных
Yahoo Нет данных
ICQ Нет данных
MSN Нет данных
Contact скрыто
* Просмотры профиля обновляются каждый час

Nata Li

Пользователи

**


Темы
Сообщения
Комментарии
Друзья
Содержимое
18 янв 2010
Мое самое спорное творение)))))))
Мини - как пролог. Он является началом. Хотя является отдельным рассказом. Так уж вышло, что сначала был написан мини. А из него потом получился довольно длинный фанфик)))))
Темка как раз подходящяя... в ожидании ПКМ 4. В некоторой мере мой вариант истории с фонтаном вечной юности))))


Автор: Nata Li
Название: 300 лет спустя
Произведение: ПКМ, а так же отголоски Горца - Конора Макклауда, которого я когда-то любила не меньше, чем сейчас - Джека, - с его сюжетом о бессмертных.
Размер: мини
Жанр: G
Рейтинг: мини, драббл
Персонажи: Джек и некоторые другие из ПКМ
Содержание: После ПКМ3 Джек вернул Жемчужину, нашел источник и выпил из него. Прошло много лет.
Отказ от прав: Все права принадлежат Диснею
Статус: закончен. Но продолжение будетsmile.gif
Предупреждения: В связи с невозможностью точно определить точную дату ПКМ, мною условно принят 1700 год. Источник вечной юности заменен на источник вечной молодости, что в принципе сути дела не меняет.

300 лет спустя

Мужчина стоял у открытого окна. Длинные темные волосы схвачены в хвост, белая рубашка небрежно распахнута. Пожалуй, его можно было бы назвать красивым, если бы не лицо, скованное маской безразличия, разочарования и усталости.
Легкий и теплый ветерок шевелил нежную листву. На город опускалась южная ночь, принося долгожданную прохладу в маленький приморский городок. Тут и там появлялись влюбленные парочки, своими нереальными очертаниями напоминая сказочных персонажей.
Воздух был свеж и чист, напоенный легким ароматом моря.
Мужчина был один. Сжимая в руке бокал, он, казалось, полностью погрузился в свои мысли.
Пристальным взглядом он смотрел на море, и там, за горизонтом, он видел то, что другим неведомо. Мужчина был молод. Но глаза - глаза, их выражение, и глубокая складка между бровями указывали на то, что на самом деле их обладатель гораздо старше своих лет.
- Я навсегда запомнил тот день, когда стал вечно молодым Джек Воробей! - прошептал он. Бессмертие. Вечная молодость. Он невесело усмехнулся. Вечная молодость.
Мысли его блуждали, вырывая из памяти обрывки его такой долгой жизни. В последнее время его часто посещала давняя подруга - черная депрессия, от которой были бессильны даже современные лекарства. Возможно, Тиа Далма, ах, простите, Калипсо - могла помочь. Наверное. Но больше они не встречались.
Дар древних превратился в проклятие - Джек был бессмертен. Вечность лежала у его ног. Он был ее властелином. И ее вечным рабом.
Ту, самую первую бессмертную свою жизнь, он помнит очень хорошо. Эти воспоминания навеки - как банально это звучит - врезалось в его память. Каким жадным и ненасытным он был! Жадным до всего - денег, женщин, рома. Рома. Со временем вкусы Джека изменились, стали более утонченными. Он полюбил дорогие напитки и изысканные вещи. А тогда, захватив вместе с обретенной вечной молодостью несметные сокровища, он вел беспутную и разгульную жизнь. Женщины. Женщины - это зло. Сколько их было.
Впереди были новые земли, новое золото, новые женщины. Жажда наживы захлестнула его. Золото текло рекой в руки удачливого капитана, менялась команда, гибнущая в многочисленных схватках, но он - Капитан Джек Воробей - всегда был недосягаем для противников. Распутные девки во всех портах Карибского моря ожидали его, готовые отдаться ему даром, но он всегда был щедр. Одинаково щедр и портовыми шлюхами, и с благородными синьорами, и со знатными леди. Женщины всегда были благосклонны к Джеку Воробью, пирату-легенде.
Все же они стали бессмертными. Джек и Уилл. Но какой ценой.
Как странно. Память услужливо подсовывала ему то, что он так старался забыть.
Мальчик мой, смысл не в том, чтобы жить вечно. А в том, чтобы остаться самим собой.
Он потерял себя. Там, давно, на бескрайних просторах Карибского моря. Когда, сменив имя, он уплыл далеко-далеко, оставив слагать легенды о себе на Карибских островах. Чтобы начать вторую - всего лишь вторую - жизнь. Отказавшись от Элизабет. И став вечно молодым.
Смерть, имитированная им тогда, на Карибах, была верхом актерского мастерства. Чтож, в этой профессии он преуспел. Каким огромным казался ему мир!
Он был его повелителем. Что ему Карибское море!
Джек уплыл туда, где его ждали новые авантюры и никто не слышал о капитане Воробье. Он снова был авантюристом, лишь изменилась страна и люди - люди, которые не знали его. Потом снова пришлось сыграть смерть. Он вновь и вновь исчезал, чтоб появиться в другом месте. Сначала это доставляло ему удовольствие.
...А когда пошла ко дну его любимая Жемчужина, он рыдал, как ребенок. Хоть и сделал это собственными руками. Но корабль мог вызвать слишком много ненужных вопросов, появляясь то тут, то там, и становясь слишком известным.
У его корабля была душа, а теперь - что за ирония. Кто бы сказал ему, что морские и небесные просторы будут бороздить пустые консервные банки, нашпигованные электроникой и не имеющие души. Какая душа была у его Жемчужины... Гордая, непокорная, вспыльчивая, почти как у Элизабет Свонн...
Элизабет. Он видел ее несколько раз после гибели Джонса. Видел, как вырос ее сын. ЕЕ и Уилла. И как до неприличия он был похож на Тернера.
Что греха таить - Джек должен был быть благодарен Тернеру. Ведь это капитан Голландца помог ему разыграть грандиозный спектакль под названием «Славная смерть Джека Воробья и его легендарной Жемчужины». А потом поднял корабль со дна океана и помог уплыть далеко- далеко за новым золотом. Больше Уилла он не видел..
И снова - Элизабет.
Мужчина стиснул зубы.
Он любил ее. Но насколько сильно - понял только это только сейчас, через страшно подумать - почти - 300 лет... Элизабет.
Как часто задавал он себе вопрос - а что бы было, если бы он тогда отказался от источника, мог бы он завоевать эту девушку? Больше они не встречались. Она умерла, он знал это.
Но сейчас, сейчас, когда его так неудержимо влекло к морю, и он часами сидел, глядя на бесконечную синюю гладь, мысль о том, что где-то живут потомки Элизабет и Уилла, рвала его сердце на части. Перестав чувствовать многое, его сердце все острее чувствовало боль.
У него не было детей. То ли это портовые шлюхи наградили его, то ли древние заклятия..
Он был Бессмертен. И был один. Вечный странник, путешествующий из века в век, из эпохи в эпоху. Уилл. Кто знает, воды какого океана бороздит он сейчас.
Как изменился мир. Он был свидетелем этим переменам. Что с ним стало с этим миром... Да, и Земля действительно оказалась круглой.
Сколько ролей он сыграл? Он был лордом и нищим, королем африканского племени и борцом за освобождение какой-та маленькой страны, благородным рыцарем и негодяем. Кем он только ни был.
Вспомнил, как его обвинили в колдовстве и чуть не сожгли на костре. Снова. Но не дикие племена каннибалов, а вполне цивилизованные... люди. Священная инквизиция... Чудом ему удалось удрать. Хотя интересно, как бы повело себя на костре его вечно молодое тело.
Со временем Джек стал осмотрительнее, нигде не задерживаясь надолго, менял страны и имена, и в конце концов все это устал от всего этого. Он устал искусственно наполнять свою жизнь смыслом.
300 лет. И все время он был одинок.
Джек хорошо запомнил лицо одного психоаналитика, когда вдруг натянутые до предела нервы лопнули, и он начал рассказывать настоящую историю своей жизни.
Доктор слушал очень внимательно, не перебивая. Скорее всего, он просто потерял дар речи. Опомнившись, Джек умолк и усмехнулся. Доктор прописал ему много лекарств, странно, что не уложил его в психиатрическую клинику. Наверное, просто не хотел потерять клиента, который так щедро платил. Щедро... Чтож, в деньгах он не нуждался. Сейчас, по меркам ныне живущих, он был успешным, востребованным, и наверняка его многие считали баловнем судьбы.
Тогда, 300 лет назад, было просто начинать новую жизнь. Потом стало все труднее и труднее. Бюрократы, подделка бумаг, новые, фальшивые документы... А в последний раз пришлось прибегнуть к услугам любопытных хакеров. Услуги которых, кстати, стоили недешево.
Вечная молодость стоит больших денег.
Мужчина мрачно усмехнулся.
Ночь пришла, принеся долгожданную прохладу.
Но мужчина у окна не чувствовал холода.
Полностью погрузившись в свои мысли, он не вел счет времени. Времени было слишком много.
Все когда-то было - и голод, и холод, и нищета. И бессмертному телу нужно было где то жить и, как это ни странно, тоже требовалось есть. И поэтому еще острее ощущался голод. И дождь был таким же мокрым, и холод - дикий холод, которого никогда не бывает на Карибах, таким пронзительным. Далеко, далеко от жаркого моря, на далекой северной земле. Когда, прокутив все сокровища, Джек остался без всего - без гроша в кармане, без имени, без корабля... И как он, стоя в ледяной воде, звал - «где же ты, Уилл, проклятый евнух, где, ты, чертов Голландец, забери меня, Калипсо, ведьма, где же ты» - никто не появился. Вечный странник по столетиям и странам.
Обрывки мыслей кружили, словно надоедливые насекомые.
Но он выжил - смешно так говорить о вечно молодом. И разум его уцелел.
Больше никогда он не балансировал на грани нищеты.
Сколько он еще мог вынести?
Отчаяние сменилось безразличием.
Разум, измученный разум отказывался повиноваться.
Капитан Джек Воробей заплатил за вечную молодость сполна.
- Где же ты, Калипсо, где ты, чертов евнух, - прошептал он, не надеясь услышать ответ. Лишь эти двое, как ему казалось, могли прекратить его бессмысленное существование, но звать их было бесполезно.
Он сжал руку, тонкий бокал лопнул, и капли крови, смешавшись с дорогим коньяком, брызнули на ковер.
Вот уж действительно - почему бы нет? Я пишу фанфики о Джеке. Иногда о таком, какой он есть на самом деле, иногда я творю с ним невесть что. Как говорится, прошу любить и жаловать) и критиковать, конечно, тоже, если будет желание)


Автор: Nata Li
Название: Почему бы нет?
Произведение: Пираты Карибского моря
Рейтинг: G
Размер: мини
Пейринг: Уилл/Элизабет, Джек/Элизабет
Жанр: приключения, романтика
Отказ от прав: все герои принадлежат Диснею
Конкурс: конкурс «В поисках сокровищ»
Краткое содержание: Действие происходит после ПКМ 3. Послетитровая сцена не учитывается.
Статус: закончен
Комментарии: без комментариевsmile.gif


Почему бы нет?

«Нет, ну это нечестно, в конце концов! Ну, почему же никто не предупредил, что перед самым источником вечной юности к тебе привяжется ужасно приставучий призрак с идиотским вопросом: «А теперь ответь, чего ТЫ ХОЧЕШЬ БОЛЬШЕ ВСЕГО, иначе не сойдешь с этого места!» - Джек Воробей обиженно надул губы.

Ответа на этот вопрос Воробей не знал. И, ясное дело, не мог сделать ни шагу.

Он стоял в центре каменного круга, испещренного непонятными знаками. Где-то недалеко журчала вода.

Настроение Джека менялось каждые насколько минут, в зависимости от мыслей, мельтешивших в его голове.
Голова попросту шла кругом. Хотелось обхватить ее руками, сжать, сколько есть сил, чтобы остановить вихрь мыслей.

Минуту назад Воробей стоял с видом оскорбленного достоинства. Сейчас он был просто зол.
Джек заскрежетал зубами. Ситуация вышла из-под контроля. Он не владел ею.
Это было более, чем неприятно.

Джек Воробей всегда находил выход из любой ситуации. У него всегда был козырь в рукаве, а если вдруг все карты были биты, в запасе оставался проверенный способ - удрать. Но теперь капитан Джек попал в западню собственной нерешительности. Единственный вопрос, на который у него никогда не было точного ответа - это вопрос «что ты хочешь больше всего».

Джек всегда пытался убедить себя в том, что ему нужна только свобода и Жемчужина. Но на самом деле он всегда хотел так много всего и сразу! Жемчужину, сокровища, славу самого удалого пирата, девушку...
И если же ему приходилось выбирать что-то одно, жертвуя другим - о, нет, это было выше его сил. Особенно если учесть последний раз, когда капитан спас Уилла и сам остался ни с чем...

А теперь, когда он, казалось, пройдя столько дорог, пережив столько схваток, отточив искусство обмана, заполучил, наконец, свою ненаглядную Жемчужину и нашел заветное сокровище - источник вечной молодости, ему опять задают этот вопрос!
Журчание воды лишало его остатков терпения.

Перед Воробьем зыбким призраком маячило очертание фигуры. Они вели абсолютно бессмысленный разговор. Уже давно.
-Так что ты хочешь больше всего? - в который раз устало вопрошал призрак.
И каждый раз ответ Воробья был иным. Джек так устал кривляться, устал юлить, устал... думать. Многочасовой мыслительный процесс, крутящийся вокруг единственной проблемы, утомил бы кого угодно, а тем более - порывистого и так нуждающегося в движении капитана Воробья. А он стоял, как приклеенный, посреди пещеры, и все, что ему оставалось - это строить гримасы и отчаянно жестикулировать.

Все это выглядело более, чем странно - только в зрительном зале была одна-единственная призрачная фигура, а Джек слишком устал паясничать.
И он на самом деле не знал, что он хочет.

Полупрозрачная фигура легко колебалась в воздухе. Однако и у призраков кончается терпение.
Глубокий, тяжелый вздох гулким эхом пронесся под сводами подземелья.
- Ну ладно, я помогу тебе. Смотри...

Джек с ужасом озирался по сторонам: «Как я попал сюда, что я делаю здесь? Меня же сейчас схватят...» Но никто не обращал на него внимание. Внезапно Воробей столкнулся лицом к лицу с человеком, который до боли напоминал ему самого себя. Знатный и важный господин с лицом Джека Воробья прошел мимо, не обращая внимания на странного гостя. «Это - я? Я - губернатор??? Как? Где?»

Картинки замелькали быстрее.
Вот Джек, пьяный и веселый, обнимает какую-то шлюху... Вокруг гудит вечное веселье Тортуги...
Вот он, возвращаясь с богатой добычей, важно расхаживает по палубе Черной Жемчужины...
Вот... он, изъеденный болезнью старик, валяется под каким-то сомнительным заведением.

-Ты что, издеваешься? - зло спросил Воробей.
Призрак заколыхался сильнее. Джек готов был поклясться, что тот смеется.
-Развлекаешься? - вконец разозлился Воробей.

Картинки снова замелькали...
Вот он смотрит на карту... аква ди вида... опускает руки в источник... другой мир, другие дома, странная одежда...
Вот красивая девушка... она улыбается... карие глаза смотрят так ласково ...и насмешливо...

Вот...
-Погоди! - неожиданно завопил Воробей.
Призрак с явным облегчением вздохнул.
В тот же момент Джека ослепила яркая вспышка, и тут же его обступила липкая, вязкая темнота. А в следующее мгновение он почувствовал, что проваливается в пропасть.

***

Прошло несколько лет после той страшной битвы на Голландце. Несколько лет такого странного, одинокого замужества...
Но теперь она снова свободна.
Она больше не жена Уилла.

И все же, не смотря на это, она опять стоит здесь, и ждет, и всматривается вдаль, до тех пор, пока не глаза не начнут слезиться и сквозь слезы уже ничего нельзя будет рассмотреть.

В тщетной надежде увидеть корабль.
Горькое воспоминание занозой сидело в сердце.

... -Билл Тернер? Прихлоп? Что с Уиллом? - Элизабет торопливо поднялась, не зная, радоваться неожиданному гостю или опасаться его. Раз он здесь, значит, что-то случилось, ведь Уиллу еще 6 лет до того момента, когда он сможет вернуться... на землю...к ней...
- Миссис Тернер... Элизабет... - Прихлоп явно был смущен и как-то неловко прятал глаза, медленно подбирая слова, - Уилл... Капитан просил сопроводить вас на Голландец.

А потом... Потом она стояла на палубе Голландца, раздавленная, опустошенная, униженная... и свободная... Не зная, рыдать ей или радоваться, проклинать или благодарить его...
Уилл Тернер, ее муж, стоял такой чужой, такой далекий, такой... неживой.
Уильям Тернер, капитан Летучего Голландца.

И что-то долго-долго говорил о долге, о том, что всегда будет помнить ее, о том, что волею капитана освобождает от связывающих их брачных уз...
Долг... Он выбрал долг... Служение Голландцу... Благородный, честный Уильям Тернер...

Он больше не вернется к ней... Никогда... Она...свободна...
А потом, сдерживая слезы, готовые политься ручьем из глаз, она, упрямо вздернув подбородок, собрав остатки мужества и стараясь из всех сил держаться достойно, покидала Летучий Голландец, прощаясь навсегда с Уиллом, любовью, своим прошлым.

Лишь потом, спустя некоторое время, она поняла, что не стоило удивляться выбору Уилла. Он поступил так благородно - освободил ее от этого бремени. Выбрал служение долгу...
Ведь он уже один раз пренебрег ее любовью, когда спасал отца. Предоставив ее самой себе. Чему же тут удивляться...

Мужчина... Мужчины... Что с них взять? Ах, как это по-мужски - все решить самим, не спросив ничего у женщин... У нее...

Но и ее совесть была не совсем чиста. Потому, что ей начал сниться Джек Воробей. Казалось, она не вспоминала его уже так давно... Но освобождение от уз брака словно освободила ее тайные желания, и как ни старалась она загнать их подальше днем, ночью они снова возвращались. Как часто она просыпалась, ощущая на губах вкус поцелуя Воробья. Она боролась с этим чувством, боролась из всех сил, она все еще была верна Уиллу, она так ждала его несколько этих лет... Она все еще чувствовала себя его женой.

Но в душе... иногда она не была уверена, что приняла правильное решение, тогда, во время этой ужасной битвы на Голландце, согласившись стать женой Уилла.

Глаза слезились.
Она уже почти ничего не видела вокруг.
Пора уходить. На мгновенье она прикрыла уставшие веки. А когда она открыла глаза...

У самой кромки воды стоял ...собственной разряженной персоной капитан Джек Воробей.
Он стоял, дико озираясь по сторонам и, как обычно, пошатываясь, словно с трудом удерживая равновесие.

Еще раз оглянувшись, крутанувшись вокруг своей оси, он наклонился, поднял из воды свою драгоценную шляпу, широко взмахнул ею, отряхивая капли, и вознамерившись водрузить ее себе на голову.

Еще раз оглянулся и застыл с поднятой рукой.
И тут же, приветственно взмахнув шляпой и раскрыв объятия, двинулся навстречу Элизабет такой знакомой, до боли знакомой танцующей походкой.

О том, что секунду назад его здесь еще не было, Элизабет даже не подумала.
Сердце у нее заныло, и Элизабет побежала к нему. Быстрее, еще быстрее, путаясь в складках подбираемого платья... Ноги ее увязали в песке, она упала, поднялась, снова побежала...

- Миссис Тернер!! - капитан одарил ее самой широкой улыбкой, и в тот же момент пошатнулся от звонкой и такой неожиданной пощечины.
- Для вас - мисс Свон! - выкрикнула Элизабет, и глаза Джека победоносно сверкнули.
Джек примирительно протянул к ней руки, изобразив на лице крайнее смирение, комично граничащее с лукавством.

- Не прикасайся ко мне, подлец, - выкрикнула Элизабет, замахиваясь снова.
- Ты, подлый пират, пьяница, подлец, лжец, предатель, негодяй, как я тебя ненавижу... я всех вас ненавижу... мужчины... долг... плевать, вам плевать на нас... долг, свобода, море, ...нужен ром... продажные девки... а мы ждем... а вы.. а я... а я... ненавижу, - задыхаясь от ярости и слез, Элизабет колотила Воробья кулачками по груди, особо не обращая внимания, куда именно попадают удары.
Воробей, ошалело глядя на нее, некоторое время стоически выносил довольно ощутимые удары, в то же время давая ей возможность немного выплеснуть накопившуюся обиду. Тем более, что это было ему за дело.

Джек, честно говоря, даже не слушал, что она говорит. Теперь он уже улыбался и глядел на нее, и немного кривился, если очередной удар получался особо чувствительным.
Неожиданно Элизабет перестала колотить его и, опустившись на колени, горько, взахлеб, разрыдалась.
Джек тихо присел рядом.

А когда Элизабет затихла и уткнулась носом ему в плечо, жалобно всхлипывая, он медленно, словно с опаской, протянул руки и привлек ее к себе.
- Ну-ну, Лиззи, успокойся, - прошептал он. - Все будет хорошо.
И улыбнулся.
И в этот момент Джек Воробей был очень рад, что она не видела его лица. Потому, что капитан Джек Воробей не мог сдержать дурацкую, абсолютно дурацкую счастливую улыбку, что сияла на его лице, конкурируя по своему сиянию с ярким карибским солнцем. И которая так не подходила к мужественному облику знаменитого пиратского капитана. Джек сиял, как одна из тех ацтекских золотых монет, нет, как целый сундук этого проклятого золота...

Надо же, оказывается, все клады и чудеса уместились в этой несносной строптивой худышке.
Джек бережно прижимал к себе свое воинственное сокровище. Сокровище всхлипывало у него на плече и периодически порывалось дать ему тумака.
Наверное, теперь жизнь его изменится. Но он был совсем не против.

Мужчине нужна женщина. Это факт, это природа, и с этим не стоит, и, главное, бессмысленно бороться.
Мужчине нужна женщина, даже если этот мужчина - капитан Джек Воробей.

«Где-то сейчас наш кузнец», - промелькнуло у него в голове. Но по непонятной причине Джек был уверен, что Тернер больше ему не соперник. И справляться с Лиззи ему придется самому.
От этой мысли его улыбка стала еще шире.

Джек думал о том, что отныне все сокровища мира принадлежали ему. Ему казалось, что он стал сказочно богат и так же сказочно силен.
Нет ничего на свете, что бы он не совершил. Все ему по плечу. Потому, что он - капитан Джек Воробей.

Потому что Джек Воробей наконец-то понял, чего он хочет.
Он нашел свое главное сокровище.
А все остальное... У них двоих так много еще впереди. И даже, возможно, источник вечной юности.

А почему бы и нет?
Просмотры


17 Jun 2013 - 14:26
Гость


18 Jun 2011 - 21:21


5 Jun 2011 - 21:13


25 May 2011 - 21:53


23 May 2011 - 20:01

Комментарии
Другие пользователи не оставили комментарии для Nata Li.

Друзья
Друзей нет.
Текстовая версия Сейчас: 15.10.2019 - 11:33
Rambler\\\\'s Top100 Рейтинг@Mail.ru
Ошибка работы драйвера БД

Ошибка при работе с базой данных

Возникла проблема при работе с базой данных.
Вы можете попробовать обновить эту страницу, нажав сюда