Афоризмы Джони Деппа
 
 

Главная страница

Администрирование

 
 

  О Джонни Деппе

· Биография
· Награды и номинации
· Коллеги о Джонни
· Архив новостей
· Друзья и партнеры
 

Афоризмы Джони Деппа
  Фильмы

· Художественные
· TV сериалы
· Документальные
· В производстве
· Отложенные проекты
 

Афоризмы Джони Деппа
  Другие работы

· Рисунки
· Музыка
· Статьи, эссе
· Видеоклипы
 

Афоризмы Джони Деппа
  Мультимедиа

· Фотографии
· Мультимедиа
 

Афоризмы Джони Деппа
  Публикации

· Статьи
· Интервью
· Рецензии
 

Афоризмы Джони Деппа
  Статьи посетителей сайта

· Размышления о фильмах и творчестве
· Рецензии
· Письма
· Фанфикшен
 

Афоризмы Джони Деппа
  Общение

· Форум
· "Гостевая книга"
· Контакты
 

Афоризмы Джони Деппа
  Полезные ссылки

· Иностранные сайты
· Русскоязычные сайты
· Обновления месяца
 

Афоризмы Джони Деппа
  Поиск по сайту



 

Афоризмы Джони Деппа
  Выбор языка/Select Language

Выберите язык интерфейса:

 

Афоризмы Джони Деппа
 
 





Игги Поп, журнал "Interview", май-июнь 2014 г.




Джонни Депп




Джонни Депп гораздо чаще, чем его «звездные» сверстники (Клуни, Круз, Питт и др.), говорил о том, что он стал актером не по собственному желанию, а в силу обстоятельств. В каком-то смысле, он всегда позиционировал себя битником, «трубадуром» американского кинематографа.

После ролей в «Кошмаре на улице вязов» и сериале «Джамп Стрит» Джонни активно боролся со своим образом кумира подростков – начал он это делать в комедии Джона Уотерса «Плакса», где фактически высмеял свой статус кинозвезды. Уже тогда стало ясно, что Джонни Депп – крепкий орешек.

Даже попав на обложки таблоидов с Вайноной Райдер и Кейт Мосс, Депп продолжал оберегать свой имидж и скрываться от света софит, предпочитая искать вдохновение в творчестве Марлона Брандо и Хантера Томпсона.

Имидж настоящего чудака Депп приобрел после съемок у Тима Бертона («Эдвард Руки-ножницы», «Эд Вуд», «Сонная лощина»), а также в «Дон-Жуане де Марко» и «Страхе и ненависти в Лас-Вегасе». Он стал мастером маскировки и перевоплощения. На протяжении последних 15 лет он экспериментировал с образами (Вилли Вонка из «Чарли и шоколадная фбарика», Шляпник из «Алисы в стране чудес», капитан Джек Воробей из «Пиратов Карибского моря»).

Сегодня Деппу 50, и он заново открывает нам свой талант, отбросив макияж и выступая в роли современного ученого Уилла Кастера, который загружает свое сознание в супер-компьютер и, другими словами, исчезает в созданной собственными руками системе искусственного разума.

А может быть, сегодняшний Джонни - все тот же парнишка из группы The Kids, у которых в 80-х сбылась мечта - сыграть на разогреве у Игги Попа. Актер и музыкант снова встретились на съемках фильма "Плакса" и с тех пор стали друзьями (Поп даже записал саундтрек к режиссерскому дебюту Деппа - фильму "Храбрец". В феврале этого года Игги Поп, который живет во Флориде, позвонил Джонни, находившемуся дома, в Лос-Анджелесе, чтобы поговорить о героях, гитарных соло, отношении к персонажам кино и о том, как от всего этого сбежать.

Игги: У меня есть твоя статья от 1999 года, которая называется «Керуак, Гинсберг, битники и прочие ублюдки, разрушившие мою жизнь». В ней ты пишешь, что еще подростком мечтал пить Boone's Farm с милой чирлидершей (Boone's Farm – яблочное вино, производимое в Калифорнии).

ДД: О, да. Boone's Farm было одной из моих первых муз. Оно и еще MD 20/20 (американское вино, из винограда и цитрусовых).

Игги: Рад это слышать. Boone's Farm было одним из фаворитов группы Stooges (группа, фронтменом которой является Игги Поп). Теперь ты, пожалуй, ближе знаком с Bordeaux—Cheval Blanc и подобными винами….

ДД: Это сильно отличается от Boone's Farm. Наверняка.

Игги: Ты как-то раз упомянул, что Гинсберг флиртовал с тобой. Он однажды и ко мне приезжал, но ничего похожего на флирт не было, я разочарован. Я тогда наверно был не на высоте. Он просто прошелся по моей квартире и спросил: «Сколько это стоит?» (смеется)

ДД: Я встретил его, когда он делал документальное кино под названием «Поэзия Соединенных Штатов в 1995 году». Я читал кое-что из Керуака для этого фильма. Я предложил подвезти его до дома. К нему прибыл лимузин, он сел в него и сказал: «Вау, как ты думаешь, сколько это стоит?» (смеется)

Игги: Да, позже он был очень заморочен на всем этом. Впрочем, можно понять. Он и его ребята были настоящими представителями голодающих художников.

ДД: Точно. Я был в его доме в Нью-Йорке. Это как попасть обратно в 1950-е. И он очень хотел быть ближе ко мне. Каждый раз, когда я его видел, он хотел держаться за руки. Это было мило. Думаю, в нем было сильно чувство привязанности.

Игги: Я читал, что ты занимался телемаркетингом. Расскажи об этом!

ДД: Я продавал ручки по телефону. Весь прикол заключался в том, что ты звонил незнакомцу и начинал с ним разговор со слов «Эй, привет, как ваши дела?». При этом ты мог представиться, к примеру, Эдвардом из Калифорнии. Я обещал им, что они смогут получить напольные часы или поездку на Таити, если купят у меня ручку. Это было ужасно. Но по сути это был мой первый опыт актерства.

Игги: Я тоже пробовал телемаркетинг, но так ничего не продал. Хорошо, что я предпочел музыку.

ДД: Я продал как-то много ручек одному парню, и он начал спрашивать меня про поездку на Таити. Я испытывал жуткое чувство вины тогда и сказал ему честно: «Парень, тебе не нужны эти ручки. Это все развод. Часы сделаны из картона, и на Таити тебя никто не оттправит. Прости меня». Я отговорил его покупать что-либо.

Игги: Сколько сигарет в день ты выкуриваешь?

ДД: Готов поспорить, что около тысячи.

Игги: Тысячу в день! (смеется). Невероятно, но это похоже на тебя. Я готов поверить.

ДД: Я работаю над тем, чтобы дойти до 10 тысяч в день.

Игги: А если заглянуть в будущее, что ты видишь там ?

ДД: (смеется). Оно сомнительно… Ты ведь бросил курить, да?

Игги: Я бросил в конце прошлого века. Я должен был это сделать. Я переехал во Флориду, а она имеет такую репутацию – забавное место, немного неряшливое... Но это хорошее место, чтобы излечиться от нью-йоркских привычек. Я закрепил эту репутацию Флориды.

ДД: Да, это все близость к океану. Карибский климат, океанский бриз – в этом что-то есть, это действительно обладает целительными свойствами.

Игги: Ты приехал во Флориду из Кентукки, так?

ДД: Да, я приехал из Кентукки в Мирамар, когда мне было около 8 лет. Я был во 2 классе, кажется. У меня еще был этот южный акцент, и здесь я испытал на себе гнев во всей его красе. Дети вокруг меня были… сицилийцы из Джерси или Нью-Йорка. Еще были кубинские семьи, им была присуща некоторая жадность… Я помню, в то время во Флориде было полно насилия.

Игги: Сейчас все так же. В новостях иногда показывают. Однажды меня тормознули в пробке на Дикси, два парня вышли из своих машин и начали разборки прямо на дороге. У них не было пушек. Они просто дрались, и это было нормально.

ДД:Ты наверно уже не помнишь, но как-то я и моя группа The Kids давали пару концертов в Гэйнсвилле. Боже, ты был тогда таким героем для меня. Мы тусовались в клубе, я торчал в баре, нам всем было где-то по 17 лет… Я выпил столько, сколько смог, и набрался смелости заговорить с тобой. Я помню, как подумал: «Привлеку-ка я его внимание!» и начал петь: Игги Поп, свиные помои («Iggy Pop, piggy slop – игра слов, прим. перев.), понимаешь? Ты подошел ко мне практически вплотную и сказал: «Ты маленький говнюк». (смеется). Это была единственная реакция, которой я заслуживал, и которой я в принципе и ожидал. Несмотря на то, что ты опустил меня тремя словами, я был очень счастлив, ведь я смог с тобой хоть как-то пообщаться.

Игги: Я рад, что я не был слишком мил не лишил тебя тех впечатлений. А вообще однажды ты тоже сказал мне кое-что дерьмовое. Помню одну твою реплику. Мы как-то раз попали в странную ситуацию. Нас пригласили на вечеринку, которая больше походила на оргию. Мы оказались в темной комнате на верхнем этаже дома, там было пусто, мебели почти не было и никого вообще не было. Ты посмотрел налево, потом направо, а потом сказал: «Тут воняет дерьмом». И действительно, оно было за дверью. Я всегда вспоминаю тот случай, когда попадаю в нехорошее место и хочу уйти оттуда. Я понял, что люди из Кентукки всегда говорят так. Вы очень милые. Очень похожие. Как печенья в коробке.

ДД: Возможно, мы все в какой-то степени родственники. Не знаю. (смеется)

Игги: Судя по трейлеру, в "Трансцендентности" ты вместе со своими коллегами представляешь миру какую-то совершенно уникальную технологическую разработку. Почти как Стив Джобс! Что было любопытнее всего, когда ты готовился к роли?

ДД: Больше всего меня впечатляет связь, соотношение технологии и власти. Парень загружает свой мозг в компьютер и становится богом, по сути. А религия всегда интересовала меня, эта тема - будто "черная дыра".

Игги: Да, понимаю, ярость и безумие, агрессивный тон... Это поглощает тебя: ты не можешь сопротивляться.

ДД: Из всего можно сделать реалити-шоу. Представь, что будет через 20 лет.

Игги: Я думаю, все будет продолжаться в том же духе, до тех пор, пока какая-нибудь неожиданность не случится и всю эту систему не переклинит. Сейчас очень много надежд возлагается на какие-то несерьезные вещи.

ДД: Люди становятся знаменитыми ни за что. Ты светская персона, живущая в Голливуде - значит, с тобой можно сделать реалити-шоу. И оно принесет до хрена денег! Это набирает обороты - ты подглядываешь за своим соседом в ванной, и не можешь оторваться, как будто смотришь на пламя.

Игги: Понимаю, да. Как Бастер Китон стал актером - он ведь выступал в водевилях, да? А что бы случилось с таким парнем сейчас? Как бы он завоевал публику?

ДД: Его отец и мать были в труппе водевиля. Они вытащили его на сцену, когда ему было 2-3 года. И у него отлично получалось падать. Говорят, Гудини прозвал его Бастером (buster - дословно с англ. "попойка, кутеж"). Гудини пересекался с его родителями периодически на своих шоу, и однажды он увидел, как мальчик свалился с лестницы - это было жутко и впечатляюще, Гудини сказал нечто вроде: "Ну и пьяница!" . Отсюда и пошло его прозвище. Но что касается Бастер Китона сегодня... Я думаю, он бы ушел от всего этого. Он был умным парнем. (смеется)

Игги: Он смотрел на мир так же, как многие другие умные люди, которых мы можем встретить на улице. Они видят, что не в состоянии изменить мир, повернуть его вспять. В этом есть какая-то сила - признавать, что ты просто не можешь ничего вернуть, дать отпор всему этому.

ДД: Согласен. Он долгое время был на высоте, наблюдал за всеми изменениями в нашей индустрии. Я представляю себе его лицо, на нем наверно написано "Я не могу поверить в происходящее". Он озадачен. У него нет слов.

Игги: Тебе весело наряжаться во всяких дурачков, накладывать на себя кучу грима?

ДД: Да, я очень люблю менять свой внешний вид. Наш актерский долг - каждый раз давать публике что-то новое, чтобы она не заскучала до смерти. Мне нравится, что студии испытывают страх, когда я выхожу на съемочную площадку.

Игги: (смеется): Страх потерять свои деньги?

ДД: Конечно. Периодически они думают: "Черт, он же разрушит весь фильм!" (смеется). Я не могу с этим поспорить. Потому что я действительно способен убить фильм. Но я всегда делаю именно то, что, по моему мнению, должен делать мой персонаж. Это странное ощущение, но порой комфортнее быть своим персонажем, чем самим собой, в реальной жизни. Понимаешь? Я могу выступать перед миллионами людей, будучи киноперсонажем. Но если мне нужно прочесть какую-то речь, я... предпочту раствориться.

Игги: Я помню, ты был восхищен Джимом Джармушем, когда тот пришел в твой ночной клуб и очень легко наладил связь с нужным человеком, просто поболтав с ним. И ты сказал "Как у него хорошо подвешен язык, не то что у меня!" Вот у меня тоже нет такого хорошо подвешенного языка. А у Джармуша - есть. Ну и ловкач же он!

ДД: У кого-то есть все эти способности, у меня нет. Я никогда и не хотел ими обладать.

Игги: Ник Тошес - он силен по-прежнему?

ДД: Да, он великолепен, и он постоянно движется вперед. У него, что называется, "стальные яйца", он атакует тебя жестко, но в то же время он мудр и спокоен. Я обожаю читать его книги, читаешь его - и будто бы общаешься с ним лично. Тусоваться с ним - это как очутиться в одной из его книг. Все так же, как с Хантером Томпсоном. Когда я жил у Хантера в Вуди Крик, мы проводили много времени вместе. Мы были парочкой книжных персонажей. Но при этом он всегда был главным, ты был его компаньоном. Поездки на Кубу, пять дней взаперти в гостиничном номере в Сан-Франциско, где мы прилепили к потолку 40 грейпфрутов и 70 солонок и перечниц - это все действительно было. Это сумасшествие, и это круто. Это было реальностью. Знаешь, некоторые встречают своего кумира и думают "Вот блин!". Со мной такого никогда не случалось, мои герои никогда не разочаровывали меня. Когда мне приходилось делать выбор, такой серьезный, как "жизнь или смерть", я всегда думал - а как бы они поступили на моем месте? "Плакса" был серьезным шагом для меня, я ушел с телевидения, но это было не то кино, которым я хотел заниматься. "Эдвард Руки-ножницы" - вот это уже совсем другое дело, тот кинематограф, к которому я стремился. Я тогда был музыкантом в душе, и я всегда знал: главное, не упасть лицом в грязь перед теми, кого я сам обожаю.

Игги: То есть, ты пытаешься представить, что бы сказал Марлон Брандо?

ДД: Да-да. Не хочу разочаровывать людей, которые открывали передо мной двери.

Игги: Игра на гитаре ведь тоже много значит для тебя. Иногда она помогает тебе видеть правду.

ДД: Для меня сцена в фильме - это как гитарное соло. Только не надо ничего настраивать. И я не представляю, что в итоге получится, пока не начну что-то делать. Как будто ты импровизруешь на гитаре - ты заранее не знаешь, какую фразу сыграешь сейчас, какую - потом. Случайность - это прекрасно.

Игги: Быть актером - тяжелая работа. Изнурительная, я думаю.

ДД: Да, тяжелая. Но, знаешь, бывает и хуже.

Игги: Я читал, что ты работал механиком в юности.

ДД: Я работал на бензозаправке. Я закачивал бензин. Потом меня забрали в гараж и назначили механиком. Я сказал тогда: "Я же ничего об этом не знаю!" И мне ответили: "Не парься, просто делай то, что мы тебе будет говорить, и все будет нормально". Ничего, правда, не вышло. Я поменял шины одному парню, все выровнял и проверил еще раз, но когда парень сел в машину, левое колесо лопнуло. Ну, мне и сказали оставить это занятие. А что насчет тебя? Ты сейчас что-то записываешь?

Игги: Я весь год делаю радиошоу для ВВС 6.

ДД: Это здорово. Рад, что ты можешь отдохнуть какое-то время. Я в последнее время много занимаюсь музыкой. Музыка - моя первая любовь, мое спасение. Моя свобода.

Игги: Быть музыкантом - действительно свобода, и гораздо меньше людей участвуют в создании музыки.

ДД: И это чувство - когда ты "ловишь момент".

Игги: Ты играешь с другими музыкантами?

ДД: Я недавно записал много с Райаном Адамсом. Он невероятно плодовит, у него такая чистая душа.

Игги: Да, знаю, он чертовски гениальный, неутомимый артист.

ДД: Как будто у него постоянный зуд. Как будто он выпускает из-себя пламя.

Игги: Он в опасности. Я тоже когда-то был, сейчас - уже нет. Но такой тип людей, как он - на грани исчезновения. Продолжай в том же духе, Райан.

ДД: Он держит все под контролем, он заботится о себе. Но, черт возьми, до чего он талантив, этот ублюдок! Я поражен. Сейчас я еще записываюсь с Элисом Купером, это весело. С Маркусом Мамфордом - он потрясающий. На самом деле, больше всего мне запоминается то время в студии, когда ты бездельничаешь - параллельно записываешь телешоу в Париже (на котором была представлена песня "Hollywood Affair") и музыку.

Игги: "Hollywood Affair" - классная песня. Я в свое время записал несколько крутых вещей для твоего фильма "Храбрец". Я использовал их потом еще раз в 1999, в Avenue B. Некоторые не узнали своего Игги в этой музыке. Но в то же время, очень многих действительно тронуло. В той музыке была чувственность. Для меня это было главным.

ДД: У меня к тебе вопрос. Вы работали с Дэвидом Боуи в 1997 году над The Idiot - не хотите ли вы снова поработать в месте? Спрашиваю, как преданный поклонник.

Игги: Никогда не говори никогда. С Дэвидом у меня был прекрасный творческий период. Когда мы делали The Idiot, мы были готовы пробовать все, что угодно. Однажды ночью я напился, а ему было скучно, он пошел в мою спальню и вытащил из-под моего матраса гневные стихи, которые я писал в то время. Одно из стихотворений легло в основу песни Some Weird Sin. Он также подсказал мне идею Lust for Life.

ДД: Некоторые строчки из этих текстов крепко засели в моей голове. Одна из самых прекрасных строк: "Это похоже на загипнотизированную курицу".

Игги: Это из Берроуза. У него есть такие слова: "Что такое любовь? Это как курицы под гипнозом. Ты чешешь им живот или голову, и они впадают в транс. Вот что такое любовь".

ДД: Я каждые два месяца слушаю, как Берроуз читает "Молитву на День благодарения". Вот моя религия. Молитва начинается со слов: "Для Джона Дилинджера, надеюсь, он все еще жив". Это великолепно. Чувак, как же круто с тобой болтать. Я скучаю по тебе. Думаю, нам надо пересечься.

Игги: Да! Я как-нибудь выберусь в Голливуд. Или ты приезжай сюда, в мою лачугу.

ДД: Я должен отвезти тебя на Багамы. Представь, всего два часа от дома - и ты уже на пляже. Полная анонимность. В первые же 15 минут пребывания там твое сердце замедляется до 20 ударов в минуту. Определенно, мы должны туда поехать вместе.



Английский текст








Перевод: Екатерина Горина для johnnydepp.ru








Copyright © Джонни Депп, неофициальный сайт/Johnny Depp unofficial russian site. Все права защищены.

Опубликовано на: 2014-11-27 (913 Прочтено)

[ Назад ]
 
 



Rambler\'s Top100 Рейтинг@Mail.ru