Афоризмы Джони Деппа
 
 

Главная страница

Администрирование

 
 

  О Джонни Деппе

· Биография
· Награды и номинации
· Коллеги о Джонни
· Архив новостей
· Друзья и партнеры
 

Афоризмы Джони Деппа
  Фильмы

· Художественные
· TV сериалы
· Документальные
· В производстве
· Отложенные проекты
 

Афоризмы Джони Деппа
  Другие работы

· Рисунки
· Музыка
· Статьи, эссе
· Видеоклипы
 

Афоризмы Джони Деппа
  Мультимедиа

· Фотографии
· Мультимедиа
 

Афоризмы Джони Деппа
  Публикации

· Статьи
· Интервью
· Рецензии
 

Афоризмы Джони Деппа
  Статьи посетителей сайта

· Размышления о фильмах и творчестве
· Рецензии
· Письма
· Фанфикшен
 

Афоризмы Джони Деппа
  Общение

· Форум
· "Гостевая книга"
· Контакты
 

Афоризмы Джони Деппа
  Полезные ссылки

· Иностранные сайты
· Русскоязычные сайты
· Обновления месяца
 

Афоризмы Джони Деппа
  Поиск по сайту



 

Афоризмы Джони Деппа
  Выбор языка/Select Language

Выберите язык интерфейса:

 

Афоризмы Джони Деппа
 
 

Интервью немецкому журналу GQ, март 2018 г.





Джонни Депп о том, что значит быть крутым, об уединении и новой рекламной кампании Dior




Уже во второй раз Джонни Депп принимает участие в рекламной кампании Dior Sauvage. В эксклюзивном интервью он рассказал, почему любит оставаться в тени, и что значит быть крутым. Снимки из новой фотосессии



GQ: Мистер Депп, давайте поговорим о том, что значит «быть крутым». Вас часто так называют. Что это значит для Вас? Кого бы Вы назвали крутым?

Джонни Депп: «Крутость» много чего может означать. Я всегда считал, что быть самим собой — это круто. Таким, какой есть. Это же так просто — вот, что значит быть крутым. Патти Смит — крутая. Настоящая. Игги Поп — крутой. Джим Моррисон был крутым и искренним. Марлон Брандо, Хантер Томпсон. Знаете, только сегодня я говорил с одним парнем, он работает с детьми с ВИЧ. С детьми, которых забрали из приюта. Это так похвально, помогать людям таким образом. Он настолько меня впечатлил, что мы обнялись. Я давно работаю с фондом Make-A-Wish и тоже общался с этими детьми. У них нелегкая судьба, они вынуждены бороться с серьезными болезнями и болью. Но в их глазах нет страха, только смелость и отвага. Вот, что круто. Считаю ли я себя крутым? Не знаю, почему меня таковым считают, возможно, это из-за моей сдержанности.

GQ: Этим летом Вы отправляетесь в тур вместе со своей группой Hollywood Vampires. Какое место в Вашей жизни занимает музыка?

Джонни: Музыка — это все. Даже в моей работе. Я подхожу к работе актёра так же, как к работе музыканта. Я берусь за дело, учусь, слушаю. Когда я учился играть на гитаре, слушал очень много записей, тем самым натренировав слух, поэтому я хорошо различаю оттенки и нюансы человеческого голоса — тембр, акцент, сила. В детстве я изображал разных людей и здесь мне очень пригодился слух. Я постоянно пользуюсь этим в работе. Мне кажется, все мы слышим саундтрек в голове время от времени. В некоторых сценах мне помогает музыка. Если я хочу воспроизвести в памяти какую-то ситуацию, чувство, либо показать что-то, песни моментально возвращают меня туда. Определённые песни приносят воспоминания. Моя память отсортирована музыкой. Поэтому я так часто использую музыку.

GQ: Что в Вашем понимании означает слово «мужественный»?

Джонни: Настоящий мужчина тот, кто держит слово. Быть мужчиной, значит быть честным, преданным и надежным. Он должен бороться с несправедливостью, неважно — локальной или же в глобальном смысле. Настоящая мужественность — не бояться идти по жизни, даже если вокруг ничего нет. Быть искренним и надежным.

GQ: Вы уже во второй раз работаете с Dior, в образе, созданном Жан-Батистом Мондино, есть что-то от реального Джонни Деппа?

Джонни: Когда Жан-Батист смотрит на вас, то как будто препарирует взглядом: снимает слой за слоем, пока не найдет что-то интересное. Так ему удается схватить в человеке что-то очень важное. Вот, например, волк — он ведь не случайно там появляется. Волк — по природе своей одиночка, и какая-то часть меня действительно стремится к одиночеству. Всегда стараюсь избегать больших скоплений людей.

GQ: Вы больше одиночка?

Джонни: Мне нравится оставаться в стороне. Я чувствую себя лучше в тени. Жан-Батист Мондино сразу это понял. Я скромный человек. Что интересно, когда я в образе, для меня нет никаких преград. Я могу сделать что угодно перед камерой. Это довольно странно, чувствовать себя увереннее в образе перед камерой, чем в реальной жизни. Если меня попросят встать и сказать тост на празднике... Для меня это будет катастрофа! Перевоплощаясь в персонажа, я попадаю в другой мир. Жан-Батист ухватил во мне то, о чём я не люблю говорить в отношении себя, и не хочу, чтобы меня относили к этой категории. «Звезда», «выдающаяся личность» и всё такое, не хочу иметь к этому отношения.

GQ: Как Вы думаете, Мондино привнес какую-либо Вашу роль в рекламную кампанию? С каким из Ваших героев Вы здесь ассоциируетесь?

Джонни: Нет, такого нет. Знаете, что самое главное? Актёр должен не играть, а проживать. В этом вся суть. Но самое сложное — быть естественным. Просто таким, как есть. Это не игра. Я нашел это состояние в себе, и Мондино снимал слой за слоем, чтобы найти то, что его заинтересует. Я согласен с его выбором. Мне позволили быть непосредственным участником и я благодарен за это. Мы ничего не планировали, не усложняли и не выдумывали ничего необычного. Просто его видение того, как свет должен падать на горы. Он профессионал. Честно, мне доставило больше удовольствия сниматься пару дней в пустыне, чем в большинстве фильмов. Здесь все естественно.

GQ: Кого бы Вы хотели сыграть? Может, исторического персонажа или нашего современника? Или того, кто Вас вдохновляет?

Джонни: О, да, есть люди и книги, которыми я восхищаюсь. Меня интересуют и выдуманные персонажи. Например, из книги «Над пропастью во ржи». Но никто и никогда не должен увидеть Холдена Колфилда на экране. Пусть он живет в воображении читателей и остается таким, каким его изобразил Сэлинджер. Есть просто великие люди. Например, Пикассо. Такую грандиозную личность невозможно показать в кино, лучше даже не браться. Или «В дороге» Керуака. Эта книга была моей библией в детстве, да и сейчас очень много для меня значит. Но мне никогда не приходило в голову, что по ней можно снять фильм. Фильм, который все же по ней сняли, я не смотрел, хотя с режиссером Уолтером Саллесом знаком, - он прекрасный парень. Но ведь главный герой Сэл Парадайз — это же Джек Керуак! Невозможно представить на этом месте никого другого. Иными словами, есть такие прекрасные люди и книги, которые лучше не трогать.

GQ: Кто из голливудских икон Вас вдохновляет?

Джонни: Несомненно, меня вдохновляли деятели кино и телевидения. Различные комики, шоумены, актеры, певцы. Среди них Чарли Каллас, Дон Риклз, Фостер Брукс, который прекрасно изображал пьяницу, Дин Мартин, Марлон Брандо, Юл Бриннер. Эти люди были без сомнения личностями, для меня это много значит.

GQ: Они ни за кем не повторяли. Они делали то, что делали, тем самым выделяясь на фоне остальных. Новое поколение и следующее за ним, они не считают нужным учитывать этот факт, те люди действительно выделялись, сейчас все хотят просто быть знаменитыми. Но зачем им это нужно?

Джонни: Я не знаю и для меня это неважно. И всегда было неважно.

GQ: Ваш самый знаменитый персонаж — капитан Джек Воробей. Насколько это весело, играть такого героя? Он похож на Вас?

Джонни: Играть такого человека, как Джек Воробей, который может сказать все, что угодно, даже если в его словах нет смысла, а затем пытаться придать им значение, что еще больше запутывает, и при этом выйти сухим из воды... Это странно. Когда я играю Джека Воробья, я постоянно улыбаюсь. Просто быть в его шкуре — уже смешно. Он может делать и говорить что угодно. «Привет, цыпа!» - он может быть ужасно бесцеремонным. Мы с ним абсолютные противоположности. Я тоже могу быть нахальным, но не настолько. Я всегда был стеснительным. Стать капитаном Джеком Воробьем, найти его в себе, стать раскованней, быть нелогичным и чуть дерзким, творить невероятные вещи — этому эксперименту нет конца.

GQ: А Вам случалось писать что-то для собственных персонажей?

Джонни: Я уже много лет переписываю свои слова. Иногда сценарий очень красив на бумаге, но на съемках становится понятно, что многое не годится, потому что люди так не разговаривают. Поэтому я часто переписываю какие-то куски, а для роли Джека Воробья вообще все пишу сам. Кроме того, я давно перестал читать ремарки в сценариях. Не хочу заранее знать, где я должен стоять и что должен делать в кадре, - все должно само родиться на площадке.

GQ: По какому принципу Вы выбираете фильмы, где будете играть?

Джонни: По-разному. Обычно после первых десяти страниц сценария или трех-четырех страниц. Но, как правило, — десять страниц. После этого я понимаю, моё или нет. Я соглашаюсь только тогда, когда понимаю, что буду полезен для фильма, смогу привнести что-то своё. То, чего никто не делал до меня. Вот и всё. Если меня что-то заинтересовывает, я представляю это у себя в голове. Первая мысль — лучшая мысль. Керуак считал также. И Хэмингуэй. Когда его спросили, как стать хорошим писателем, он ответил: «Всё, что нужно сделать — написать предложение». Казалось бы - все просто, если бы не было так сложно на практике.


Немецкий текст








Перевод: Марии Блавацкой для johnnydepp.ru








Copyright © Джонни Депп, неофициальный сайт/Johnny Depp unofficial russian site. Все права защищены.

Опубликовано на: 2018-02-10 (503 Прочтено)

[ Назад ]
 
 



Rambler\'s Top100 Рейтинг@Mail.ru