Афоризмы Джони Деппа
 
 

Главная страница

Администрирование

 
 

  О Джонни Деппе

· Биография
· Награды и номинации
· Коллеги о Джонни
· Архив новостей
· Друзья и партнеры
 

Афоризмы Джони Деппа
  Фильмы

· Художественные
· TV сериалы
· Документальные
· В производстве
· Отложенные проекты
 

Афоризмы Джони Деппа
  Другие работы

· Рисунки
· Музыка
· Статьи, эссе
· Видеоклипы
 

Афоризмы Джони Деппа
  Мультимедиа

· Фотографии
· Мультимедиа
 

Афоризмы Джони Деппа
  Публикации

· Статьи
· Интервью
· Рецензии
 

Афоризмы Джони Деппа
  Статьи посетителей сайта

· Размышления о фильмах и творчестве
· Рецензии
· Письма
· Фанфикшен
 

Афоризмы Джони Деппа
  Общение

· Форум
· "Гостевая книга"
· Контакты
 

Афоризмы Джони Деппа
  Полезные ссылки

· Иностранные сайты
· Русскоязычные сайты
· Обновления месяца
 

Афоризмы Джони Деппа
  Поиск по сайту



 

Афоризмы Джони Деппа
  Выбор языка/Select Language

Выберите язык интерфейса:

 

Афоризмы Джони Деппа
 
 





Rolling Stone: Неприятности с Джонни Деппом






21 июня, 2018

Многомиллионные судебные иски, алкогольные и табачные помутнения, неудачный брак и чрезмерные траты: заглянем в суть неурядиц Джонни Деппа.



Джонни Депп еще не появился в комнате. Хотя его присутствие все же ощущается в этом съемном особняке площадью в 10,500 кв. футов, который находится в Лондоне на Бишопсвуд Роуд 16. Его присутствие ощущается в личном поваре Расселе, готовящим прямо сейчас утку по-пекински. В косяке, оставленном на раковине в гостевой ванной. В этом никогда не пустующем графине с вином, которое разлито по бокалам. И еще он в незаконченной картине, на которой изображен пылающий черный дом, малыш Джонни и грозная женщина, в чертах которой легко узнаваема его мама Бэтти Сью. А затем появляется и он сам. Он проходит в гостиную, напевая «Oh, my darling, oh, my darling, my darling Clementine. You are lost and gone forever, my darling Clementine».

Депп пришел с фотосессии группы Hollywood Vampires, в которой он играет вместе с Элисом Купером и Джо Перри. За ним семенит его юрист Адам Вальдман. Депп выглядит как гангстер из 40-х: черные волосы зачесаны назад, полосатый костюм, подтяжки и гетры. У него помятое лицо, но все еще ясные карие глаза, взгляд которых менялся от романтичного до угрожающего за 35-летнюю карьеру. Сейчас хитрый взгляд Деппа напоминает позднего Марлона Брандо. И это не совпадение, ведь Депп всегда учился у легенд: купил остров, как Брандо, разбирается в транквилизаторах, как Хантер Томпсон.

«Я Джонни. Приятно познакомиться», - он протягивает правую руку, на пальцах которой красуется тату, ранее посвященное бывшей жене Эмбер Херд — 'slim' ('худышка'), и которое теперь исправлено на 'scum' ('мразь').

«Так ты пришел за правдой? - спрашивает Депп, пока Рассел наливает ему бокал винтажного красного вина. - Она переполнена предательством». Мы перемещаемся в столовую, где нас ждут блюда тайской кухни, утка и имбирный пряник с ягодами. Депп садится во главе стола и вытаскивает пару самокруток, спрашивает, не возражаю ли я, если он закурит. Я не возражаю. Он медлит, а затем говорит: «Ну давай сначала выпьем вина». Мы расстались только через три дня.

Подготовка заняла месяц и почти 200 электронных писем, чтобы прояснить ситуацию: Нужно приехать в Лондон. Джонни Депп хочет излить душу и рассказать о пустом банковском счете. По подсчетам, Депп заработал 650 миллионов долларов с проката фильмов, собравших в общей сложности 3.6 миллиардов долларов. Почти вся эта сумма сгорела. Он судится с компанией The Management Group, главой которой является его давний бизнес-менеджер Джоэл Мандел вместе со своим братом Робертом, Депп обвиняет их в нарушении фидуциарных обязанностей и мошенничестве. В иске указано, среди прочего, что компания выплатила сестре Деппа Кристи 7 миллионов долларов, а его ассистенту Натану Холмсу — 750 тысяч долларов, не поставив в известность самого Деппа, а также компания выплатила налоговой службе 5.6 миллионов в качестве комиссионных (самые крупные претензии обращены к Джоэлу, который имел постоянный доступ к банковскому счету Деппа). Также имеет место конфликт интересов, а именно распоряжение деньгами Деппа в личных нуждах компании без возврата клиенту. Депп требует в судебном порядке возместить ему 25 миллионов долларов от TMG, ссылаясь на «десятки миллионов», которые TMG незаконно использовала.

Братья Мандел категорически отрицают все обвинения в свой адрес и подают встречный иск, обвиняя Деппа в том, что он нарушил условный контракт с компанией. Братья утверждают, что их клиент страдает расстройством, которое заставляет его тратить 2 миллиона долларов в месяц, едко цитируя своего клиента: «Вино не затратно, если ты купил и сразу его выпил». Депп продолжает «выдумывать злобные и ложные обвинения» против компании, как сказано во встречном иске TMG, кроме того, компания подала обращение о взыскании о некоторой недвижимости Деппа в качестве неустойки стоимостью 4.2 миллиона долларов.

За последние 18 месяцев были и другие незначительные, но, тем не менее, неприятные новости. В дополнение к финансовым неурядицам, появились сообщения о том, что он не может запоминать текст, поэтому использует наушник, в который ему зачитывают текст из сценария. Он уволил юриста и агента. И остался один. Его развод, наделавший шума в таблоидах, завершен, но еще до того, как появились обвинения в домашнем насилии, которые сам Депп категорически отрицает, его ближний круг умолял его не жениться на Херд или хотя бы заключить брачный договор. Депп проигнорировал совет близких. Поползли слухи о том, что его поглотила алкогольная и наркотическая зависимость.

Во время моего визита в Лондон Депп был попеременно веселым, скрытным и непоследовательным. Разговор начинался ближе к ночи и заканчивался на рассвете. Есть в нем что-то пугающее. Несмотря на разговоры о ночных тусовках Лондона, мы так и сидели в доме. Пока мысли Деппа вели нас через витиеватые кроличьи норы, я все чаще думал о словах сыгранного им Шляпника в «Алисе в Стране чудес»: «Я сошел с ума?»

Кажется, Вальдман — его ближайшее доверенное лицо. Он юрист, которого Депп встретил менее двух лет назад. У 49-летнего Вальдмана гладкая кожа, светлые волосы, дизайнерский кожаный пиджак и вкрадчивый голос, на фоне которого вспышка птичьего гриппа будет спасением. Я узнал, что он женат на «лучшем пластическом хирурге».

Депп, кажется, не помнит, кто именно причастен к его недавним проблемам. Вальдман убедил Деппа в том, что они скорее борцы за свободу против Голливуда, нежели борцы с пороками общества, смакующего финансовые неурядицы.

В один из дней Депп показывает мне свою картину, меня посещает мысль, что Депп — постаревший Дориан Грей. «Я представляю, как Джонни будет играть Джека Воробья в 70, 80 лет, - рассказывает его подруга Пенелопа Крус. - Он будет все так же очарователен и прекрасен». Но вещи, кажущиеся очаровательными в 28 лет, когда Депп употреблял запрещенные вещества и лазал по лесам вокруг здания Atlantic Records, становятся разрушительными в 55 лет (Крус заканчивает нашу беседу рассказом о том, как Депп пытался вырвать себе зуб в лондонском ресторане во время их ужина со Стеллой Маккартни). Возможно, будучи Питером Пеном в душе, Депп настолько очаровывает зрителей у экранов. Но время идет. Мальчишеская беззаботность уступает место стареющему мужчине с детской душой, все еще харизматичному, но лишь проблесками. Его жизнь с недавних пор напоминает жизнь Элвиса Пресли в последние дни.

Депп был близким другом Тома Петти, поэтому смерть Петти стала для Деппа ударом. «Один из нас мог позвонить другому и спросить: »Эй, ты все еще куришь?» - вспоминает Депп, - Том мог ответить: «Да, я все еще курю», и тогда я думал: «Ну, раз уж Том все еще курит, мне нечего бояться».

Депп замолкает, видимо, осознавая всю печаль от сказанного. Он вытирает глаза: «Я любил его». У этих двоих было намного больше общего, чем просто зависимость от никотина. Они оба приехали в Лос-Анджелес из Флориды, надеясь стать рокерами. Затем Депп свернул с пути из-за Николаса Кейджа, который посоветовал тому сходить на кастинг.

Карьера Деппа пошла в гору после роли в сериале '21 Jump Street' в 1987 году.

Мы сели обедать и я спрашиваю о его самой первой большой покупке. Он скручивает новый косяк, передает мне, а потом Вальдману. Он хочет, чтобы я знал, - первой покупкой была не Ferrari, а дом для его матери.

«Моя мама родилась на задворках Кентукки, - рассказывает Депп. - Уже в 12 лет она сидела на фенобарбитале». Депп был младшим из четырех детей, которых тащила на себе мать Бетти Сью. Его отел был строителем и постоянно отсутствовал. Сначала они жили в Кентукки, а затем переехали во Флориду, в общей сложности, по словам Деппа, они переезжали более 40 раз. Его мать была вспыльчивой, но все же — его мамой. «Да, бывали и побои, - вспоминает Депп. - Она могла запустить в тебя пепельницей. Иногда в меня «прилетал» телефон, - делает паузу. В доме наступала тишина, все молчали. Мне и в голову не приходила мысль как-то ответить на это, особенно женщине».

Депп вспоминает, как его мать приходила домой после двойной смены (она была официанткой) и он делал ей массаж ног, пока он считала чаевые. Он купил ей маленькую ферму в Кентукки после получение своего первого большого гонорара.

«Бетти Сью — я преклонялся перед ней, - говорит Депп, но улыбка сходит с его лица. - Она могла быть настоящей стервой». Он рассказал о своей речи на ее похоронах в 2016 году: «Моя мама была, возможно, самым жестким человеком из всех, кого я знал».

После покупки дома для матери, Депп приобрел мотоцикл Harley-Davidson 1940 года, которым он владеет до сих пор. С 1986 по 2006 год он снялся в 32 фильмах, показывая широту своего амплуа от Эдварда Руки-ножницы, с которого началось многолетнее сотрудничество с Тимом Бертоном, до роли копа под прикрытием в фильме «Донни Браско». Деппу была свойственна амбициозность на протяжении всей жизни. В начале 90-х он приобрел ночной клуб Viper Room и превратил его в небольшой рок-клуб, где играли все, начиная с Guns N' Roses и заканчивая Джонни Кэшем. Ему пришлось столкнуться с такими трудностями, как смерть его друга Ривера Феникса, который скончался от передозировки в его клубе, были слухи, что Депп лично поставил для него смертельную дозу. «Представьте, каково мне с этим живется», - со слезами на глазах говорит Депп.

Ему никогда не нравилось играть обычных, выхоленных героев. Его агент наорал на него, когда Депп получил главную роль в фильме «Эд Вуд».«Он сказал мне: «Джонни, ты не должен сниматься в черно-белом фильме, играя трансвестита у второсортного режиссера — ты должен укладывать в койку девку и стрелять из пистолета, - говорит Депп. - Должен укладывать в койку девку и стрелять из пистолета». Его старшая сестра Кристи была его постоянным бизнес-партнером и вела дела Деппа. В 1999 году они осознали, что менеджеры не в состоянии справиться с нарастающим потоком средств, поэтому появилось решение о создании крупной компании. К этому времени Депп переехал с бульвара Сансет в особняк под названием «Замок Дракулы». Он потратил весь день на собеседования с финансовыми менеджерами.

Последними в тот день были братья Мандел. По словам Деппа, Джоэл Мандел сразу ему понравился, отец Джоэла был узником из Освенцима. Депп почувствовал родственную душу. «Он сильно нервничал, - говорит Депп. - Обливался потом. Он казался потеряным» (в TMG не согласны с этим описанием). Я спрашиваю его, почему он доверил свои деньги человеку, которого он сам описывает как «потерянного». Депп ответил, что почувствовал с ним духовное родство: «Если вы внимательно смотрели мои фильмы, вы наверняка почувствовали схожесть моих персонажей в том, что все они аутсайдеры. У всех них надлом в душе».

Я пытаюсь расспросить еще, но Депп напрягается. В доме стоит пугающая тишина. Сейчас три или четыре утра, повар с охранником ушли отдыхать. Несмотря на поздний час, сознание Деппа резво пробегает по рандомным моментам его жизни. В прошлом году на фестивале в Гластонбери, где Депп в подпитии задал вопрос: «Пусть Трамп приезжает... Когда в последний раз актер стрелял в президента?», после чего пресса «раскатала» Деппа в своих статьях.

«Я пытался провести аналогию с фразой Трампа о том, что он готов пристрелить кого-нибудь на Пятой авеню, но меня неправильно поняли», - пожимает плечами Депп. Он пересаживается на диван в гостиной и включает телевизор. Его влечет к великим людям, чей пик популярности пришелся на 70-е, к таким, как Марлон Брандо, Хантер Томпсон или Дон Риклс. «Риклс — один из самых смелых комиков, - говорит Депп. - Он мог говорить все, что угодно». В качестве доказательства, он находит видео с комедийной передачей с Риклсом, где тот обращается к боксеру Шугар Рэю Робинсону: «Я хочу поблагодарить Шугар Рэя Робинсона, который сказал Роки Грациано: «Эй, детка, ты делаешь мне больно». Шугар Рэй — чемпион. Шугар, мы бы дали тебе слово, но ты же знаешь, что черным запрещено давать слово».

«Господи», - удивляется Вальдман. Депп настаивает, что фраза просто задиристая, ничего серьезного. Я промямлил: «Ну не знаю». Депп не обратил внимания. Он считает себя шутником и рассказывает о моменте на съемках одного из ранних фильмов пиратской франшизы, когда Воробья выбрасывает на берег и он грязно ругается. «Я сказал: «Грязный Санчез», - рассказывает Депп, имея в виду сленговое обозначение непристойного полового акта. - Они вырезали этот момент«. Депп сильно привязан к Воробью, чей образ был «снят» с Кита Ричардса, еще одного кумира Деппа. Он стоит горой за своего персонажа, рассказывая о том, как воевал со сценаристами из Disney. “Зачем вы добавляете все эти чертовы сюжетные линии? - вопрошает Депп. - Получается слишком запутано. Никто не захочет смотреть на грустного капитана Джека Воробья”.

Он переключает на новости и попадает на репортаж о Харви Вайнштейне. Он качает головой, называет Вайнштейна ублюдком за то, что тот способствовал провалу фильма «Мертвец», так как режиссер фильма Джим Джармуш разошелся во мнении с Вайнштейном относительно финальной версии картины. «Он тиран, - говорит Депп. - Ты видел его жену? Ему есть из чего выбирать. Не думаю, что он бы женился на самке лесного человека». Депп замолкает, размышляя, не был ли он слишком груб. Он рассказывает, как однажды они вместе поехали забирать дочь Вайнштейна из школы, по его словам, Вайнштейн ее очень любил: «Передо мной предстала захватывающая картина, как Харви Вайнштейн, похожий на Шрека, нагибается, чтобы помочь дочери надеть пальто».

Тем временем за окном начало светать. Мы все вымотаны, все, кроме Деппа. Он исчезает на пару минут, а затем бодро возвращается, заявляя, что мы должны посмотреть видеоклип его хорошего друга Мэрилина Мэнсона 'KILL4ME', в котором также принял участие Депп и едва одетые девушки. Депп ставит телевизор на полную громкость и пытается перекричать гитары: «Мэрилин лучший. Он такой хороший друг. Он играл в Барби с моей дочерью». Вальдман тяжело вздыхает и прячется в подушки. На Деппа это никак не действует, он увеличивает звук до максимума.

Утомившись после смены часовых поясов, я говорю Деппу, что мне нужно поспать. Его это расстраивает, но он все же провожает меня по темному коридору, который оказывается настоящим лабиринтом. Лавируя на грани сна и реальности, я почти ухожу от реальности. Внезапно открывается дверь, за которой стоит огромный человек в хирургической маске. Я визжу от страха: «Какого черта?» Депп смеется и приобнимает меня: »Это парень из охраны. У него грипп. Он позаботится о тебе. О несправедливости мы поговорим завтра».

Человеком, обратившимся в Rolling Stone с просьбой написать о том, как несправедливо поступают с Деппом, был Адам Вальдман. Он посчитал статью в Hollywood Reporter направленной против Деппа, и в которой братья Мандел были представлены чрезвычайно рациональными людьми, предупреждавшими Деппа о неустойчивой финансовой ситуации. Хоть там и не было прямого упоминания компании TMG, Вальдман убежден в причастности братьев к той статье. Вальдман пояснил, что он сделал это без привлечения Робин Баум, публициста Деппа. Я решил узнать больше о Вальдмане и понять, законны ли его действия.

Я наткнулся на информацию о том, что он был юристом Шер, которая является крестной матерью его дочери Пеппер. Однако первое, что я нашел, - статья в Business Insider с заголовком “Американские специалисты, которые работают от имени Путина”. Первым в списке был Вальдман, который оказывал услуги Олегу Дерипаске, российскому олигарху, приближенному к президенту. По сообщению Business Insider, Вальдман получил от Дерипаски более 2 млн. долларов. Дерипаска стал заметной фигурой в скандале, связанном с Россией, когда, по сообщению The Washington Post, тогдашний менеджер Трампа Пол Манафорт предоставил Дерипаске провести закрытый брифинг перед собранием Республиканской партии. Вальдман также «засветился» в деле Путин-Трамп. В феврале никто иной как сам Трамп в одном из своих диких твитов, не называя имен, обвинил его в попытке сорвать встречу своего помощника Кристофера Стила и сенатора от Демократической партии Марка Уорнера. В апреле Дерипаска оказался в санкционном списке Трампа, что значительно затруднило ведение дел в США для Дерипаски.

Вальдман присоединился в октябре 2016 года, когда клиент рассказал ему о том, что Деппу нужна помощь. К тому моменту TMG уже составили прошение о передаче в свое владение домов актера в Лос-Анджелесе в качестве уплаты долга компании в размере 5 млн. долларов. Компания не подавала прошение в суд, поэтому документы не попали в поле общественного зрения. Общество понятия не имело о финансовой ситуации Деппа на тот момент. Вальдман собирался изменить ситуацию. Они с Деппом сели обсуждать дела в доме Эда Уайта, нового бухгалтера Деппа. Уайт тогда заметил, что люди из TMG бесцеремонно распоряжались банковскими счетами Деппа. Вальдман внимательно слушал и пообещал разобраться.

Вальдман и Депп быстро стали приятелями. Когда Вальдман подозревал кого-нибудь из окружения в лояльности к братьям Мандел, он звонил артисту и говорил: «Тессио», имея в виду героя Эйба Вигода, который предал семью Корлеоне в «Крестном отце», Депп мгновенно реагировал, отвечая: «Чертов Тессио».

Спустя два месяца, под руководством Вальдмана, Депп подал иск против Мандел. В иске говорится, что Депп не получал ежемесячных отчетов, кроме страницы для его подписи. Кроме того, не учитывая 7 млн. долларов, выплаченных компанией сестре Деппа Кристи, братья Мандел потратили 6 млн. на уплату налоговых долгов, возникших в результате 13-летней просрочки. Депп обвиняет TMG во получении займа в размере 34 млн. долларов на его имя в результате неправильных расчетов. Последней каплей стал кредит, обеспеченный земельной собственностью, в 12.5 млн. долларов, который его адвокат Джейк Блум взял в 2014 году, присвоив 10 процентов от суммы. Условием получения кредита было то, что деньги Кристи, Блум и Манделы получат до возвращения займа и до того, как Депп увидит свой гонорар за «Пиратов Карибского моря» (Депп подал отдельный иск против Блума). Юристы Деппа доказывали, что кредит, взятый Блумом, был получен нелегально, так как у Блума есть связи в компании, выдавшей займ. Из полученных 12.5 млн. долларов, по словам Деппа, 1.2 млн. были немедленно поделены между тремя участниками, еще до того, как сделка была согласована.

Депп и Вальдман уверены, что это судебное разбирательство изменит Голливуд навсегда. В иске также указано, что компания должна Деппу более 25 млн. долларов, полученные фирмой обманным путем, также утверждается, что TMG действовали не только в качестве финансовых менеджеров, но и в качестве юристов, а потому необходимо было заключить с Деппом еще один контракт для осуществления сделок в рамках каждого фильма (те же обвинения выдвинуты и против Блума, который в свою очередь подал встречный иск, отрицая все обвинения в свой адрес). В связи с вышеизложенным, Депп может претендовать на возмещение суммы. Представители TMG убеждены в нелепости обвинений в свой адрес, заявляя, что никогда не действовали в качестве адвокатов, так как у Деппа уже были самые лучшие юристы в Голливуде — Блум и Марти Сингер. Это возможное нарушение Статьи 6147 Делового и профессионального кодекса штата Калифорния еще больше подстегивает Вальдмана, а вместе с ним и Деппа. Вальдман заявляет, что при первом его разговоре с Джоэлом Манделом, тот сказал по секрету, что ситуация Деппа ни что иное как «Голливудский расчет», когда звезда тратит свои единолично, как ей кажется, заработанные средства, не учитывая расходы на зарплату агенту и менеджеру (TMG полностью отрицает факт такого разговора). Вальдман выступает мстителем от имени Деппа. «Еще никто не вышел живым из схватки с Голливудом, - говорит мне Вальдман, - все боятся. А Джонни нет».

Лагерь Манделов сообщил, что узнал об иске от Деппа, когда журналисты начали звонить и просить прокомментировать ситуацию, что необычно, ведь в юридических кругах принято узнавать об этом после подачи в суд. Два враждующих лагеря встретились спустя несколько дней для составления соглашения в офисе адвоката Деппа. Вальдман присутствовал через телефонную связь, находясь в Европе, Бен Чу, адвокат Деппа, присоединился по видеосвязи из Вашингтона. Манделам было не понятно, почему вообще происходит эта встреча: если Вальдман хотел заключить соглашение, он должен был это сделать до того, как начал бросаться обвинениями. «Вы не обратились в суд», - начал Мандел, указав на неточности в ведении дела, включая заявления, что финансовые дела Деппа были под контролем неизвестных финансовых консультантов, хотя в реальности дела вел бухгалтер с 30-летним опытом. «У нас есть подтверждения, можете ознакомиться, - ответил Вальдман из Мюнхена, - можете предпринять ответные действия».

Мандел вышел из себя, по словам присутствовавших на встрече. «Вы содрали с меня десятки миллионов, теперь моя очередь, - заявил Мандел, - я уничтожу Джонни. Они еще увидят» (И Мандел, и его адвокат Майкл Камп, категорически отрицают эти слова). Команда Мандела поднялась, чтобы уйти, уже в фойе они услышали, как Вальдман спросил оставшихся, внимательно ли те ознакомились с иском.

Я спросил Деппа, что он думает по поводу всех этих юридических интриг, на что тот пожал плечами: «Я всего лишь маленькая часть всего этого. Это чертова «Матрица». Я не видел фильм и не понял сценарий, но это именно то, что происходит». К несчастью для Деппа, TMG выдвинули серьезный иск против него прошлым летом. В нем отмечено, что Депп — избалованный мальчишка, не поддающийся контролю. Камп отметил, что на TMG никогда не поступало жалоб от других клиентов, а Депп к тому же ведет слишком экстравагантный образ жизни, который обходится ему в 2 млн. долларов, которые он не может себе позволить на ежемесячные расходы. По данному иску, Депп раздавал миллионы сестре Кристи, друзьям, семье вполне осознанно. Камп заявил: «Депп потратил миллионы на адвокатов», включая адвоката Блума, который должен был «вытаскивать его из множества юридических передряг» и «давать взятки». Многие обвинения кажутся довольно дешевыми. TMG не объяснили, что за взятки и какие такие «юридические передряги». Налоги? Компания заявляет, что им не платили, так как Депп постоянно был без денег.

По выставленному компанией списку покупок Деппа можно предположить, что свой кошелек он отдал подростку с синдромом дефицита внимания. В списке значатся 14 домов за 75 млн. долларов в общей сложности. 3 млн. на заказ пушки для исполнения последней воли Хантера Томпсона. По крайней мере 7 тысяч на покупку дивана для своей дочери со съемок реалити о семье Кардашьян. 70 гитар и 200 предметов искусства, включая работы Баския и Уорхола, 45 люксовых автомобилей и расходы на авиаперелеты в размере 200 тысяч в месяц. Есть и более личные вещи. По утверждению истцов, Депп платил звукоинженеру за аудиосистему во время съемок фильмов, чтобы тот подсказывал Деппу текст. Этого Депп не отрицает, говоря, что самое важное в игре — глаза: «На площадке играет музыка, плачут дети, взрываются бомбы, - говорит Депп. - Так рождается правда. Многие мои кумиры играли в немом кино, - говорит Депп, закуривая новую сигарету. - Все должно быть в глазах. В моем понимании, если за глазами ничего нет, неважно, что ты говоришь».

Но это не объясняет 12 складских помещений для хранения его голливудской коллекции, больше чем у Брандо и Мэрилин Монро. Мандел заявляет, что Депп тратит 1.2 млн. на личного доктора и еще 1.8 млн. в год на круглосуточную охрану для себя и своей пожилой матери (На вопрос, зачем его матери охрана, Депп ответил, что это необходимо на случай экстренного вызова скорой. Как утверждают близкие источники, TMG пытались уговорить Деппа нанять сиделку, что вышло бы дешевле, но он не согласился). Камп предполагает, что все проблемы Деппа связаны с его психическими отклонениями: «Возможно, Депп страдает компульсивным расстройством личности, которое необходимо подтвердить путем медицинского обследования».

Возвращаясь в Лондон, мы сидим с Вальдманом, болтая обо всем, пока не появляется Депп после захода солнца. Я никогда не видел его при дневном свете, он выглядит как пират-оборванец: в разодранных джинсах, белой рубашке на пару размеров больше, весь в платочках. Его настроение меняется от слезливого до ухарского. По мнению Деппа, в нескольких вещах TMG категорически не правы: например, в том, что он тратит 30 тысяч в месяц на вино. «Это просто оскорбительно, говорить, что я трачу 30 тысяч на вино, - обижается Депп. - Я трачу гораздо больше». Депп также заявил, что историю с прахом Хантера Томпсона тоже переврали. «Кстати, выстрелить в небо прахом Хантера стоило не 3 млн., а 5 млн.», - говорит Депп.

Депп поясняет. Он говорит, что цена возросла после того, как он захотел, чтобы выстрел был выше статуи Свободы. Это могло быть правдой, но я проверил цены и оказалось, Депп приврал. Множественные источники подтверждают цену в 3 млн., возможно, Депп преувеличил стоимость, чтобы сделать комплимент Томпсону, который и сам не брезговал приукрашивать свои истории.

Тут не нужен психиатр, чтобы понять степень влияния на Деппа Брандо и Томпсона, две отцовские фигуры, которым было плевать, что о них думает весь мир. Депп и Брандо познакомились в 1995 году на съемках фильма «Дон Жуан Де Марко». Когда Депп купил остров на Багамах, Брандо был тем человеком, кто подсказал ему построить дом выше уровня моря. Его отношения с Томпсоном были более стихийные, крутящиеся вокруг барбитуратов и литературы. Депп был его поклонником многие годы и закрепил свою дружбу, сыграв его самого в адаптации «Страха и ненависти в Лас-Вегасе» 1998 года под режиссурой Терри Гиллиама. Во время и после съемок эти двое сошлись на почве приема запрещенных веществ.

Пока мы ждем обед, Депп рассказывает о том, как Томпсон подобрал его в аэропорту Аспена. Идеально вживаясь в образ, Депп говорит голосом Томпсона: «Я бы хотел, чтобы ты кое-что попробовал, когда мы приедем». У Томпсона была трубка, набитая марихуаной. Депп сделал затяжку и комната поплыла. Хантер был в шоке, по словам Деппа: «Он сказал — Черт, когда я впервые это попробовал, я проблевался». Депп до сих пор не знает, что было в той трубке. Они также оба разбирались в фармацевтике. Тем вечером Депп рассказывает, как слез с барбитуратов. Он вспоминает, какие самодельные вещества употреблял: «Там было немного мышьяка или стрихнина, - говорит Депп. Он поднимается на ноги и ухмыляется. - Эффект наступал незамедлительно». Однажды Депп напросился, чтобы его ударил какой-то громила во Флориде, просто ради острых ощущений. «Ты либо улыбаешься и развлекаешься с друзьями, либо трахаешься, либо дерешься», - говорит Депп. Он фанатично относится к наркотикам и думает, что они могли бы пригодиться при поимке Усамы бен Ладена. «Берете несколько самолетов, огромных самолетов, которые распыляют всякую хрень, и распыляете ЛСД 25, - делится Депп. - Распыляете и абсолютно все живое выползает из норы улыбаясь и смеясь».

Со смертью Брандо и Томпсона Депп потерял двоих людей, которые понимали мир его фантазий. Здесь, в Лондоне, он становится меланхоличным, размышляя о том, с какими трудностями он сталкивается без их поддержки, чертов гений скучает по двум другим чертовым гениям. Рядом с ним больше нет ближайших соратников. Глаза Деппа становятся стеклянными, когда он думает о своем одиночестве: «Марлон и Хантер. Они нужны мне».

Более десяти лет все, что было удачным для Джонни Деппа, приносило радость и Джоэлу Манделу, поэтому менеджер делал многое, чтобы жизнь продолжалась в том же ключе. Он провел специальную телефонную линию в своем доме в Лос-Анджелесе, специально для звонков от Деппа в любое время. На 40-й день рождения его жены в доме Мандела собралось сто человек. И все же он сообщил Деппу, что тот может позвонить и Мандел приедет с вечеринки, чтобы обсудить финансовые дела. В лучшие времена Мандел говорил Деппу, что хочет сделать его финансово неуязвимым, чтобы у него не было проблем с оплатой счетов. По сообщениям TMG, Депп не мог хранить деньги в банке больше полугода. Дела ухудшились после начала франшизы «Пиратов Карибского моря», которая принесла ему 300 млн. долларов. Деппа всегда любили критики, но Джек Воробей сделал из него мировой бренд, который получает 30 млн. за фильм. Аппетиты Деппа росли с огромной скоростью, что заставило Кристи и Мандела спорить на тему, что лучше — попытаться остановить Деппа от покупки нового дома или найти ему проект, который ему этот дом обеспечит. Депп не мог рассчитывать ни на кого в своей семье, кроме Кристи, ведь семья поспособствовала многим его проблемам.

Поедая кукурузные сэндвичи с тунцом, его любимые, он рассказывает о том, какой золотой жилой стала ферма его матери в Кентукки. Вскоре после покупки, по словам Деппа, другая его сестра вместе с мужем туда въехали и им было поручено следить за фермой. Позже к ним присоединился их сын. (Кроме того, Депп поддерживал бывшую партнершу Ванессу Паради и своих двоих детей, Джека и Лили-Роуз, оплачивая их виллу в Франции). Как рассказывает Депп, после многих лет в неведении, Мандел связался с ним и сообщил, что расходы его семьи на ферме вышли из под контроля. Депп попросил прислать ему отчет об их расходах. Его гримировали для съемок в «Пиратах», когда ему пришли документы и он попросил ассистента распечатать их. Ассистент не смог этого сделать. «Тут больше 200 страниц», - ответил ассистент. Депп позвонил Манделу и спросил, какого черта происходит. «Моя сестра покупает сумки для моей матери, которая не встает с кровати, - говорит Депп. - Украшения и еще какую-то хрень».

В 2013-м Депп узнаёт, что у Бетти Сью рак в терминальной стадии. Он перевозит её в Лос-Анджелес и снимает дом за 30 тысяч долларов в месяц, достаточно далеко от себя для комфортного сосуществования. Однако от лечения Бетти Сью становится лучше, и Депп информирует Манделов, что аренду нужно прекратить, а Бетти Сью может вернуться в Кентукки. Но, со слов Деппа, 30-тысячная аренда продолжалась, так как Манделы забыли её отменить (В TMG уверяют, что Мандел просто пересмотрел договор аренды, что потребовало известить арендодателя за четыре месяца).

Бетти Сью умерла в 2016-м. Спрашиваю Деппа, продал ли он её ферму. Он говорит, что там всё еще живут его родственники.

“Их образ мыслей предполагает, что я всегда буду о них заботиться, и что теперь ферма принадлежит им, — говорит он. - Я такого не обещал”.

Задаю логичный как бы вопрос: почему Депп просто не позвонит, не объявит это семье, не лишит их кредиток?

Депп хмурится и выглядит смущённым. Он уверен, что это работа TMG: "Вот за что я им плачу".

По иронии судьбы, Манделы утверждают, что ничто не сделало бы Джоэла Мандела счастливей, чем ликвидация кредиток семьи Деппа. Вернувшись в отель, я просматриваю его судебные бумаги. Среди кучи обвинений в адрес Манделов нет ни одного упоминания о ферме в Кентукки.

Дело Деппа во многом основано на утверждении, что сам он оставался в неведении, пока не стало слишком поздно, несмотря на тот факт, что кроме него человеком, который имел право санкционировать новые расходы, была его сестра Кристи. Манделы приводят в пример электронные письма и заметки, опровергающие аргумент Деппа. В 2008-м Депп собирался купить дом, прилегающий к его собственности на Голливудских Холмах. Мандел предполагает, что это не лучшее время для покупки, но её можно сделать, сократив другие расходы. Депп пишет в ответ: “Мы должны купить этот дом”.

В том же письме он отчитывает Мандела за то, что тот отправил ему слишком большие пакеты информации и выражает полнейшее замешательство от хода своих финансовых дел.

Есть другие признаки того, что Депп знал о хронической неустойчивости своего финансового положения. Мандел снова пишет ему об этом в 2008-м, во время финансового кризиса. В том же электронном письме, где Депп настаивает на покупке дома на Голливудских Холмах, он пишет, что поговорит со своим агентом [Трейси Якобс - прим. пер.], и Блумом, своим адвокатом, и исправит положение дел: “Я позвоню Трейси и Джеку и подготовлю их к нелепым сделкам, чтобы наполнить и переполнить чертов стакан”.

Сотруднику TMG было поручено регулировать расходы Деппа на его различные дома. В январе 2009-го Депп связался с Манделом и потребовал немедленно отозвать сотрудника, поскольку тот ограничивал его расходы. Позже в этом году, согласно записям Мандела, включенным в показания, Мандел предложил встретиться и обсудить финансовую ситуацию, которую усугубило то, что Депп 12 месяцев не обращал на неё внимания. Но Кристи на следующий день перезвонила Манделу и сказала, что Депп не хочет это обсуждать и знает, что нужно делать.

Согласно записям Мандела, Кристи позвонила и сказала: “Он понимает, что придётся рвать все жилы” чтобы сохранить свой образ жизни, и хочет, чтобы Мандел провёл его через эту черную полосу.

Тем ноябрем Мандел и Кристи обсуждали кредит, необходимый для покрытия долга, пока Депп не получит плату за следующий фильм. Кристи писала, как трудно получить подпись Деппа на кредитной заявке: “Он ушёл, прежде чем я успела получить подпись... в комнате всегда кто-то есть, трудно застать его одного...”

Мандел снова пишет Деппу, просит его пересмотреть рождественские траты. Депп отвечает Манделу 7-го декабря 2009 года:

“Дорогой Джоэл, Первое, спасибо, что так помогаешь мне. Второе, я делаю всё возможное по поводу праздничных трат, но единственное, что я могу сделать, это обеспечить своим детишкам и семье самое лучшее Рождество, конечно, в пределах разумного. Поэтому, планируя всё это... У меня не так много выбора. Перелёт коммерческим рейсом с папарацци на хвосте стал бы чертовым кошмаром колоссальных размеров... (...) Что я могу ещё сделать??? Ты хочешь, чтобы я продал какие-то картины??? Могу. Хочешь, чтобы я продал что-то ещё? Конечно... Что??? ”

Согласно судебным документам, в январе 2010 года Мандел всё ещё просил Деппа подписать кредитную заявку. Он говорил Кристи: “У нас перерасход почти 4000000”. В итоге Депп подписал бумаги.

Депп упорствовал, даже когда его друзья пытались спасти его от него самого. В 2010-м он основал Unison Records, собственный лейбл звукозаписи, но к 2014-му потерял около 4-5 миллионов долларов. Его друг Брюс Уиткин, президент лейбла, извинился за потери и предложил закрыть предприятие, называя Деппа в письме прозвищем “Баха”. Депп отвечает “Бузи” а.к.а Уиткину, что тот должен продолжать, ведь, чтобы постичь его гений, Деппу понадобилось 20 лет. Лейбл окончательно закрылся год спустя.

Расходы Деппа не изменились по мере его старения. В судебных документах TMG говорится о “моменте истины” — встрече, организованной Манделом в 2012-м, с Деппом и Блумом в апартаментах Деппа на Голливудских Холмах, составленных из пяти купленных там квартир в единое целое. Встреча была назначена на поздний вечер, когда Депп был наиболее собран. Джо Мандел представил Деппу одностраничное резюме о его финансовой ситуации и однозначно заявил, что необходимы перемены, либо будущее Деппа и его детей окажется под угрозой. Депп с неохотой соглашается продать свою яхту, но будет попрекать этим Мандела вплоть до конца их отношений.

“Момент истины” и был началом этого конца, но отношения балансировали на грани ещё три года. Согласно встречному иску, в 2015-м Мандел ещё раз объявил Деппу об ужасном состоянии дел, и Депп в ответ писал: ”Я готов встретиться с музыкой, в любом случае, я должен это сделать... Знаю, что есть способ откопать нас из этой дыры, я обязан сделать это, и сделаю”. Но лучше не стало. В августе 2015-го Мандел сказал сотрудникам Деппа, что необходимы новые правила контроля расходов во время путешествий, проката автомобилей и пользования городским транспортом.

Позже в том же году Мандел с другими советниками сказали Деппу, что тот должен сняться в двух фильмах и продать своё поместье в Ле-План-де-ла-Тур, на Лазурном берегу Франции, и сделать это быстро, для покрытия миллионов займа, взятого для оплаты предыдущих долгов. Это сообщение привлекло внимание актёра. Депп спросил Мандела, не разорён ли он.

Казалось, что Депп образумился. Он сперва согласился продать поместье, но изменил решение после плачущего звонка от дочери, Лили-Роуз, умоляющей не продавать дом её детства. Озадаченный Депп излил свою досаду на Мандела: “Послушай, мы с тобой встретимся и ты должен объяснить мне это дерьмо, потому что мне не нужны звонки в 11 утра, — вспоминает Мандел его слова. - Если звонишь, звони мне после трёх дня”.

Для Деппа не было необычным прислать извинительный текст через два часа после вспышки. Депп колебался по поводу поместья, собственность была выставлена на торги за 13 миллионов, а затем цена подскочила до 27 миллионов, знак того, что Депп не хотел с ним расстаться. Вопреки обещаниям, он не открыл поместье для потенциальных покупателей. В то же время, согласно очевидцам, он тратит в Сингапуре 108 тысяч долларов на костюмы.

В январе 2016-го Мандел информирует Кристи, что у них осталось всего 30 дней ликвидности. Дела стали так безнадёжны, что Мандел велел обслуге Деппа перестать тратить деньги на комнатные цветы. Расстроенный Депп сказал, что хочет видеть свои финансовые отчёты. У Манделов с этим не было проблем. Депп всё еще заявлял, что верит Джоэлу Манделу и в конце февраля подписывал письма “с любовью”. Но общение внезапно прекратилось. Через 10 дней, в марте 2016-го, Депп уволил TMG и началась судебная тяжба.

В наших лондонских беседах неназванным маячил безобразный развод Деппа и Хёрд, случившийся в 2016-м и неразрывно связанный с его проблемами. До встречи с Хёрд отношения Деппа с женщинами были исключительно рыцарскими. Пенелопа Круз рассказывает, что забеременела накануне съёмок “Пиратов Карибского моря” и хотела отказаться от проекта. Депп сказал ей, что это смешно. “Он заботился обо мне каждый день, до конца съемок, когда я уже была на шестом месяце, — сказала Круз. - Я никогда этого не забуду”.

Депп и Хёрд встретились на съемках “Ромового дневника”, странной неудачной оды ранним журналистским годам Хантера С. Томпсона. Кристи, видимо, сопротивлялась идее этого брака, и это неприятие привело к напряжению в отношениях с братом; последняя связь Деппа с реальностью была разорвана. Согласно иску TMG, Депп потратил миллион долларов на свою свадьбу на собственном острове на Багамах.

В мае 2016-го у Деппа умирает мать. По слухам, следующим вечером Хёрд, звонит айО Тиллет Райт, художнику и другу семьи, и просит вызвать Службу спасения. Позже Райт писала на сайте Refinery29: “Я могла слышать слова [Деппа] ‘а если бы я таскал тебя за волосы?’

Райт вызывает полицию, появляются фото Хёрд с синяком на лице. Райт также писала: “Сообщения о жестокости начались с удара на борту частного самолёта, затем были толчки, случайный удар, и наконец, в декабре, она описала нападение, она проснулась с подушкой в крови. Я видела подушку своими глазами. Я видела разбитую губу и клочья волос на полу”.

Два дня спустя, в день похорон матери Деппа, Хёрд подаёт на развод. Тем же летом в сеть просочилось видео, на котором Депп, с большим бокалом вина в руке, разносит комнату. Когда он замечает, что Хёрд снимает инцидент, он, кажется, хватает и разбивает её телефон. Пара окончательно развелась в августе, выпустив совместное заявление, в котором говорилось: “Наши отношения были страстными, временами неустойчивыми, но всегда связанными любовью. Ни одна из сторон не выдвигала ложных обвинений для финансовой выгоды. Никогда не было даже намерения физического или эмоционального вреда”.

Хёрд получает 7 миллионов выплат и оба подписывают соглашение о неразглашении. Перед моим визитом Вальдман предупредил меня, что Депп из-за этого не сможет говорить о Хёрд.

Имя Хёрд находится в центре той лондонской ночи потому, что Дж.К. Роулинг как раз выпустила заявление — вслед за движением #MeToo — объяснив, почему она не уволила Деппа из “Фантастических зверей”. “Когда Джонни Депп собирался играть Гриндевальда, я думала, что он будет идеален в этой роли, — сказала Роулинг. - Когда мы снимали его камео, поползли разные слухи в прессе, которые глубоко обеспокоили меня и всех, кто связан с франшизой.... Однако, парой было достигнуто соглашение и мы должны уважать приватность двух людей, каждый из которых выразил желание жить своей жизнью... Основываясь на понимании всех обстоятельств, съемочная группа и я не только сохраняем наш выбор актёров, но искренне счастливы, что Депп играет в фильме одну из важнейших ролей”.

Позже той ночью Депп рассказал мне о сильной депрессии, в которую его поверг одновременный крах личной и финансовой жизни.

“Мне было так плохо, как никогда раньше, — говорит он мёртвым голосом. - Следующим шагом было ‘приходишь куда-то с открытыми глазами, уходишь с закрытыми’. Я не мог выносить ежедневную боль“.

Он уехал в тур с Голливудскими Вампирами и решил писать мемуары на старой пишущей машинке, как его герой Томпсон.

“Налил себе утром водки и начал писать, пока глаза не переполнились слезами и я не мог видеть страницы, — говорит он. Вытирает глаза рукавами своей белой рубашки и продолжает монолог. - Я всё пытался понять, чем всё это заслужил. Я же старался быть добрым ко всем, всем помогать, быть для всех правдивым”. Мгновение он медлит. “Правда для меня важнее всего. И всё равно это случилось”.

Мне трудно добыть ответ, как Кристи получила 7 миллионов неучтенных денег, а его ассистент Натан Холмс почти 750 тысяч. Депп описывает Кристи как “облапошенную” Манделами, не вдаваясь в детали. Приближённые Деппа потом рассказали мне, что отношения брата и сестры пострадали после его женитьбы на Хёрд без брачного договора. “Он отрезал себя от всех, кто мог за ним приглядывать», — сказал человек, знающий Деппа долгое время. Он же утверждал, что идея, будто Депп не знал об отчислениях его сестре, является смехотворной.

Депп также сказал мне, что Холмс не получил 750 тысяч в полном объёме. “Он не получил их полностью», — утверждает Депп. Позже Вальдман сказал мне, что Депп запутался и Холмс получил всю сумму. (Холмс и Кристи всё ещё работают на Деппа, а сестра заправляет и его продюсерской компанией, Infinitum Nihil).

Один из центральных вопросов конкурирующих исков решит будущий суд, который определит, была ли Кристи информирована о финансах Деппа в той же степени, что и он сам. В колчане TMG есть доказательство, электронное письмо, в котором Кристи велит сотруднику Мандела не беспокоить её брата, так как она сама “единый информационный центр” для Деппа. Когда Мандел попытался использовать продюсерскую долю Кристи в прибыли от фильма для покрытия кредита, Депп пришёл в ярость и не позволил этого, что было бы странно для человека, одураченного управляющей компанией.

Похоже, что стратегией Деппа является классическая голливудская защита: я ничего не замечал, и заметил только тогда, когда меня, слепца, ограбили те, кто должен был оберегать. Он говорит мне, что играя такое множество странных персонажей, должен был оставаться в стороне от вторжения реальности. (Тим Бёртон рассказал мне, что для роли Вилли Вонки Депп соединил образы Анны Винтур и Майкла Джексона).

“Когда мне было нужно что-нибудь подписать — а это иногда случалось — я делал это так, — говорит Депп, изображая пантомиму, в которой он подписывает воображаемую бумагу правой рукой, в то же время повернув голову далеко влево и вглядываясь в лондонскую мглу. - Я чертовски не хотел видеть, что это, так как доверял этим людям”.

Позже, с ухмылкой: “Теперь я смотрю прямо на то, что подписываю”.

После моей поездки в Лондон я получаю доступ к некоторым кредитным бумагам Деппа, одна из которых больше, чем на 10 миллионов долларов. Условия и сумма кредита находились прямо на странице, которую он подписал. Чтобы упустить это, ему пришлось бы закрыть глаза.

Похоже, что кто-то может выручить Джонни Деппа. Одна их них чуть не была остановлена до попытки ему помочь. Ночью 28 февраля 2017-го года Жанин Рэйберн получила письмо с курьером от Майкла Кэмпа, главного юриста TMG. Оно гласило:

“Напоминаю о соглашении о конфиденциальности и неразглашении, заключенном вами с TMG 3 декабря 2010-го...”

Письмо пришло не случайно. Рэйберн являлась бывшим бухгалтером TMG и занималась финансами Деппа. Её хотели отстранить от иска. Письмо Кэмпа было вежливой угрозой, подразумевая, что участвуя в иске Деппа, она нарушит своё соглашение с TMG.

Рэйберн, очевидно, не обратила на это внимания и через два дня дала свои показания. Сразу стало понятно, отчего Кэмп хотел отменить их. Рэйберн работала с делами Деппа с 2008 по 2010 годы и видела, что они велись не вполне корректно. Согласно её показаниям, она забеспокоилась, когда ее попросили заверить документы без Деппа или Кристи, что является незаконным в Калифорнии. Рэйберн принесла бумаги в офис Мандела и положила на стол.

“Я не могу этого сделать,” — сказала она ему.

С её слов, в тот раз Мандел сказал, что Кристи подпишет свои бумаги позднее, но Рэйберн всё равно отказалась (Адвокат Мандела отрицает, что это было так, и говорит, что Мандел лично поехал за подписью Деппа на край света, на его съёмки). В тот же период Рэйборн заметила, что расходы Кристи оплачиваются из фонда Деппа: свадьба её дочери, аренда жилья и закладные. Она сказала, что в двух случаях попросила Кристи объяснить очевидно несанкционированные расходы. “Он мой брат. Мои деньги его деньги. Его деньги мои деньги”, — ответила Кристи, согласно показаниям Рэйберн. Рэйберн сказала, что спросила Мандела о странной ситуации Кристи-Депп, но тот только пожал плечами.

Пытаясь доказать предположение Рэйберн, что некоторые финансовые подписи Деппа были подозрительными, Вальдман прислал мне два образца его подписи. Первая относится к кредиту 2010 года, предположительно подписанного Деппом, когда тот был за границей. Подпись узнаваемая и аккуратная. Затем Вальдман показал более свежую подпись, размашистую и экспрессивную. Внешне они были похожи. Депп не согласился, он писал Вальдману: “Как будто кто-то хотел, чтобы КАЗАЛОСЬ, что подпись сделана быстро, БУДТО МНОЮ, но, по правде... выглядит, как ученическая работа, неестественно. Что сказать... эти “изгибы” СДЕЛАНЫ НЕ МОЕЙ РУКОЙ!!!”

Во время показаний Рэйберн один из юристов Деппа спросил её, был ли Депп в курсе своих расходов. “Не верю, что Джонни предупреждали об его финансовой ситуации, — ответила она. - Насколько я знаю, финансовые отчёты ему не отправлялись”.

Рэйберн была уволена из TMG в 2010-м, под предлогом “недостаточного соответствии занимаемой должности”. Однако её попросили остаться еще на три недели и подготовить себе замену. Сбитая с толку — она получила 40000 выходного пособия — Рэйберн записывает две страницы впечатлений о делах Деппа, включая цитату: “Джоэл сказал — ДД вечно пьяный — подпишет, что угодно”. (Адвокаты Мандела отрицают, что тот говорил хоть что-то о пьянстве Деппа).

Адвокаты Деппа также представили электронное письмо от его сотрудника, касающегося времени, о котором рассказывала Рэйберн — что Джоэл Мандел должен был предстать перед Деппом и поведать об опасной финансовой ситуации, но так нервничал, что “вернулся домой с опоясывающим лишаём”. Сотрудник пишет, что остаточный платёж от Диснея спас Мандела от разговора со своим звёздным клиентом (Источник близкий к Манделу утверждает, что у того никогда не было опоясывающего лишая).

Адвокаты Мандела также поставили под сомнение правдивость Рэйберн. Она согласилась, что если она не знала, получает ли Депп ежемесячные отчёты, это не значит, что их не было. Чтобы увеличить дистанцию между нею и Деппом, адвокат Мандела вызвал её только для признания, что она разговаривала с Деппом дважды, и оба раза об его учетной записи eBay. Юридическая команда Мандела также отметила, что она исказила данные о своем образовании (заявив, что у нее степень бакалавра по бизнесу, которой не было), и не являлась частью команды TMG, которая регулярно информировала Деппа об его финансах.

Тем не менее, её показания произвели впечатление. Допрос Рэйберн должен был продолжаться, но уже к концу первого дня Кэмп услышал достаточно. Он закончил допрос, несмотря на возражения юристов Деппа.

Часть иска Деппа утверждает, что Манделы виновны во внутреннем проступке. Согласно команде юристов, Манделы перевели 1,5 миллиона денег Деппа, не сказав ему, в Lionheart — хедж-фонд, который, по данным SEC [Комиссия по ценным бумагам и биржам - прим.пер.], частично принадлежит Манделам. Вальдман утверждает, что TMG никогда не признавали владение Lionheart. (TMG уверяет, что разговоров об этом было много). В 2008 году Манделы вернули 1,5 млн долларов обратно на счет Деппа с незначительной прибылью в 32 000 долларов. Ничтожные 0,3 процента кэшбека команда Мандела объясняла тем, что Депп всегда нуждался в наличных, а рынок рушился из-за Великой Рецессии.

Чёрной меткой для TMG являются хронически просроченные выплаты налогов Деппа.

“Я просто понятия не имел, — говорит Депп в один тех моментов, когда выглядит по-настоящему обеспокоенным. - Если вы сознательно уклоняетесь от налогов в Штатах, вас могут чертовски прижать, вручить счёт и, возможно, отправить на нары”.

Хотя Манделы утверждают, что речь идет о проблемах с наличными деньгами Деппа, Мириам Фишер, налоговый адвокат, сперва нанятый TMG, а затем Эдом Уайтом, предлагает TMG два варианта: держать финансы своих клиентов в состоянии возможности своевременной уплаты налога, или заимствовать деньги у коммерческого кредитора, а не использовать IRS [Налоговое управление США - прим. пер.] в качестве своего банка. “У TMG было много вариантов, и они выбрали худший: сделали IRS своим кредитором”.

Иск Деппа привлек к TMG, всегда державшейся в тени, нежелательное внимание. The Wall Street Journal в августе сообщил, что и SEC и IRS находятся на предварительном этапе расследования вопроса о Манделах в отношении предполагаемого отмывания денег и мошенничества (Юристы Мандела убеждены, что агентства вызвал Вальдман, который это отрицает).

Независимо от того, чем окончатся эти расследования — пока о них ничего не известно — ясно, кого обвинил в своих бедах Мандел: Джонни Деппа. Адвокаты TMG опубликовали заявление:

“За 30 лет у клиентов TMG не было никаких вопросов, кроме Джонни Деппа, который продолжает распространять злобную, необоснованную ложь о компании. TMG будет энергично защищаться и разгромит все сфабрикованные претензии Деппа”.

На третий день я отправляюсь в свой гостиничный номер, чтобы принять душ и переодеться, прежде чем вернуться в особняк.

“Мог бы просто остаться здесь”, — говорит Депп.

Когда я отвечаю, что хотел бы сменить исподнее, он ухмыляется.

“Вот поэтому я всегда ношу две пары, — говорит Депп с улыбкой. - Серьёзно, на мне сейчас шесть кондомов”. Я хохочу, что, кажется, вдохновляет его: “У меня и коффердам есть, если тебе нужно”.

Все мы опьянены хорошей компанией, но некоторые просто пьяны. Может, действует выпивка и травка, но Депп, кажется, счастлив просто общаться, несмотря на то, что мы уже полностью обсудили его дело. Кто-то упомянул, что не выносит “Оазис”. Этого достаточно, чтобы Депп схватил акустическую гитару и потратил 20 минут на её настройку, прежде чем пробрякать пару пронзительных нот из "Wonderwall". Моя голова страдает, но можно сказать, что гитара успокаивает его, возвращая в дни юности, когда он был начинающим актёром, далёким от сегодняшней кульминации: банкрот, изолированный от мира, всего в одном неверном шаге от отвержения собственной индустрией.

Он рассказывает, как жил тогда с соседями в ночлежке Лос-Анджелеса. Однажды, проведя предыдущую ночь в дешёвом мотеле на Венис Бич, Депп вернулся домой. Через 48 часов все начали скрестись пониже ремня. Состоялось собрание квартиры: “Мы чешемся. Почему мы чешемся?”

Депп побрил всё тело. Он рассматривал паразитов под увеличительным стеклом.

“Они выглядели, как крабы, прямо как из моря, - он посмеивается. - Это я принёс в дом чесотку” — говорит Депп, скручивая очередную сигарету. “Знаешь, как трудно сказать такое соседям? = он копирует голос Крамера из комедии “Сайнфелд”: “Ох, я заразился чесоткой в отеле, клянусь. Прости, чувак”.

Он вспоминает, как ездил в аптеку, купить Kwell, лекарство от чесотки. “Наверное, продавец подумал ‘Проверка цен на Kwell’.

Все смеются, но Депп еще не закончил:

“Мой сосед был не очень разговорчив. Он грабил банки”. Я говорю, что это звучит нелепо, но Депп велит мне его погуглить.

“Это был бандит с хвостиком на голове, — говорит он. - Он взломал 11 и 1, и в этот последний раз его взяли. Он грабил банки только в Беверли-Хиллз”.

Я беру телефон и действительно, нахожу информацию о бандите с хвостиком в Лос-Анджелесе того времени. Депп кивает, когда я показываю ему подтверждение.

“Как и сказал, — говорит он. - Я не вру”.

Ночь превращается в раннее утро. Легкий снег начинает падать на большой задний двор дома — задний двор, на который никто из окружения Деппа не ступил во время их пребывания.

Эта весна обнаружила замешательство в юридической команде Деппа. В апреле юристы известили об уходе и их место заняла неизвестная фирма из округа Ориндж, Калифорния. Три недели спустя вновь появился Бен Чу, главный судебный следователь Деппа, и подписал контракт с Вальдманом. В дополнение, к проблемам Деппа прибавился иск его бывших телохранителей, за неоплаченную переработку, в котором они упоминали, что должны были предупредить Деппа о “незаконных веществах, видимых на его лице” в публичном месте. После многих задержек, Депп начал давать показания 26 мая. Суд назначен на август. Что будет дальше, никто не догадывается.

Кристи здесь тёмная лошадка. Она не делала публичных заявлений и ни одна из сторон не обвиняла её в нарушениях. Но суть дела может оказаться в том, сколько власти дал ей Депп над своими финансами.

Эксперты по правовым вопросам заявляют, что иск может стоить Деппу миллионов судебных издержек, и его шанс окупить суд кажется сомнительным. Вальдман продолжает строить альтернативные теории, включающие малазийские банки, голливудского суперагента и ближневосточных инвесторов, ничего обоснованного — возможно, он расскажет их на суде. Депп провёл Рождество во Франции, зиму на Багамах и бОльшую часть весны в своих голливудских владениях. Он так и не продал поместье в Ле-План-де-ла-Тур, или свою другую недвижимость. [Апартаменты Деппа в жилом комплексе Art Deco Eastern Columbia Lofts в центре Лос-Анджелеса, состоящие из пяти квартир, были проданы осенью 2017-го за 11 млн. долларов — прим. пер.] Похоже, он не признаёт ни компромисса, ни поражения.

“Я никогда в жизни не был хулиганом, — говорит мне Депп. - Никогда не сбивался с пути, чтобы задеть кого-то. Когда я был маленьким, меня учили никогда не начинать чертову драку, но если кто-то чертовски задевает тебя или вторгается в твой чертов мир, окончи эту чертову драку. Точные слова моей мамы: ‘Уложи их чертовым кирпичом”.

Депп говорит, что борется из-за детей, Джека и Лили-Роуз, модели дома Шанель.

“Мой сын узнал, что его старик потерял все свои деньги, от детей в школе, это неправильно,” — говорит Депп. Он трёт глаза пальцами, испачканными табаком. Говорит, что гордится моментом, когда Джек рассказал, что основал свою группу, а Депп спросил её название.

“Парень сказал : ‘Стояк клоуна’, - Депп гордо улыбается. - Нам не нужен тест на отцовство. Вот мой малыш».

Депп болтает о том, что он хочет сделать, когда суды окончатся, а он будет оправдан. Есть французская книга, которую он хочет адаптировать и снять кино. Она о человеке, который теряет жену, теряет всё, а потом попадает в дом престарелых, хотя ему всего лишь за сорок.

“Она называется ‘Счастливые дни’, — говорит мне Депп. (Не путать с документальным фильмом о Ките Ричардсе, который, по словам Деппа, наполовину готов с условным названием “Счастье”).

Отсюда его мысли перепрыгивают к ремейку “Титаника”, полностью снятом в ванной.

“Это было бы здорово, но Голливуд больше никогда не рискует”, — вздыхает Депп.

Я хочу домой, но мне не хочется уходить. Один из самых известных актеров мира курит косяк в компании писателя и своего адвоката, пока его повар готовит ужин, а телохранитель смотрит телевизор. Рядом нет никого, кому бы он не платил.

Свет начинает просачиваться сквозь окна. Вальдман ложится спать. Рано утром он полетит в Швейцарию, кататься на лыжах с Олегом Дерипаской. Я пользуюсь моментом, чтобы уйти. Депп ищет охранника, чтобы тот вызвал мне такси, но его стук остается без ответа. Тогда он выводит меня наружу.

“Спасибо, что пришёл, — говорит Депп. - Возможно, это твой Пулитцер”. [Пулитцеровская премия, награда в области литературы, журналистики, музыки и театра — прим. Пер.]

Следующие 15 минут Депп пытается выяснить, как открываются ворота в его крепости. Он щёлкает кнопками и толкает ограду, но ничто не шевелится. Он заблудившийся мальчик, который не может вернуться домой засветло. Наконец я говорю, что могу перелезть через забор. Карабкаюсь и спрыгиваю вниз. Мы прощаемся сквозь решётку.

“Береги себя, мужик, — сказал он. И, помолчав: ”Спасибо, что выслушал”.

Он разворачивается и возвращается в свою позолоченную тюрьму, толкает тяжёлую дверь. Спустя мгновение она захлопывается за ним.



Автор статьи: Стивен Родрик



Английский текст



Критика на статью в журнале Rolling Stone








Перевод: Мария Блавацкая, Анна для johnnydepp.ru








Copyright © Джонни Депп, неофициальный сайт/Johnny Depp unofficial russian site. Все права защищены.

Опубликовано на: 2018-06-30 (55 Прочтено)

[ Назад ]
 
 



Rambler\'s Top100 Рейтинг@Mail.ru