Афоризмы Джони Деппа
 
 

Главная страница

Администрирование

 
 

  О Джонни Деппе

· Биография
· Награды и номинации
· Коллеги о Джонни
· Архив новостей
· Друзья и партнеры
 

Афоризмы Джони Деппа
  Фильмы

· Художественные
· TV сериалы
· Документальные
· В производстве
· Отложенные проекты
 

Афоризмы Джони Деппа
  Другие работы

· Рисунки
· Музыка
· Статьи, эссе
· Видеоклипы
 

Афоризмы Джони Деппа
  Мультимедиа

· Фотографии
· Мультимедиа
 

Афоризмы Джони Деппа
  Публикации

· Статьи
· Интервью
· Рецензии
 

Афоризмы Джони Деппа
  Статьи посетителей сайта

· Размышления о фильмах и творчестве
· Рецензии
· Письма
· Фанфикшен
 

Афоризмы Джони Деппа
  Общение

· Форум
· "Гостевая книга"
· Контакты
 

Афоризмы Джони Деппа
  Полезные ссылки

· Иностранные сайты
· Русскоязычные сайты
· Обновления месяца
 

Афоризмы Джони Деппа
  Поиск по сайту



 

Афоризмы Джони Деппа
  Выбор языка/Select Language

Выберите язык интерфейса:

 

Афоризмы Джони Деппа
 
 








СТРАНИЦЫ: 1 2 3 4 5

Окрестности острова Лас Мариньяс.

  Стоя на капитанском мостике «Элизабет» рядом с Джеком, что вальяжно оперся о поручни и жмурился от солнца, словно довольный кот, Норрингтон обозревал их будущую цель. Оторвавшись, наконец, от зрительной трубы, он сердито глянул на Воробья.

  - Вы хотите меня надуть! Вы видели эти укрепления?! – командор указал рукой на слегка выдающуюся вперед северную оконечность острова, над которой возвышался небольшой форт, - Да один-единственный бортовой залп с «Элизабет» превратит их в груду камней! Не станете же вы убеждать меня, что испанцы настолько глупы, что даже не позаботились о защите своих несметных сокровищ!

  Их встреча на борту флагмана состоялась несколько часов назад. Норрингтон держался очень официально, выказывая, тем не менее, в присутствии своих офицеров известное уважение Джеку и его людям, дабы подчеркнуть, что их статус с этого момента изменился. Офицеры, однако, чувствовали себя не совсем уютно рядом с загорелыми мускулистыми головорезами, разряженными как всегда пестро и колоритно. Все испортил, конечно же, Уилл Тернер. Самым неожиданным образом, он кинулся вперед и сгреб Джека в дружеские объятия, чем заслужил со стороны командора красноречивый и многообещающий взгляд, оставшийся, впрочем, без внимания. Если не считать этого незначительного инцидента, встреча прошла довольно гладко, и теперь было самое время заняться тем, за чем, собственно говоря, они сюда и явились.

  Выслушав негодующую реплику командора, Джек не изменил ни позы, ни блаженного выражения лица. Тон его также был ровен и насмешливо – снисходителен.

  - Любезный командор, хочу вас предупредить кое – о чем. На острове Лас Мариньяс необходимо соблюдать одно правило. А именно – не верьте тому, что видите. Испанцы вовсе не дураки. Они очень хорошо все рассчитали. Представьте себе – к острову приближаются корабли с агрессивными намерениями. Они легко уничтожают форт, радостно устремляются вперед, но ... , - Джек щелкнул пальцами, развернувшись лицом к собеседнику, - Они тут же попадают под огонь другого, тщательно замаскированного форта, чьи мощные дальнобойные пушки отправляют незваных гостей на корм акулам. Смекаете, о чем я?

  Норрингтон нахмурился.

  - Если дело обстоит именно таким образом, то нам будет чрезвычайно трудно подойти к острову с севера. Мы рискуем потерять корабли.

  - Именно так. Мне крайне дороги мои корабли, особенно «Жемчужина». Поэтому я уже разработал план, как уменьшить риск до минимума.

  - Что ж, я готов вас выслушать, - произнес командор с довольно кислой миной. У него возникло ощущение, что Джек уже давно спланировал этот рейд, и что не пираты сделались его орудием, а напротив – он стал орудием пиратов.

  - Итак, вот мой план, - Джек развернул перед Норрингтоном лист бумаги, на котором значились контуры острова, - Удобнее всего подойти к острову с севера, посему наш основной удар мы нанесем именно отсюда. Однако, есть еще и западная сторона. Пока мы здесь будем отвлекать на себя все внимание испанцев, наш десант на шлюпках высадится с запада. Местность там низинная, болотистая, но уж я позабочусь о том, чтобы наши парни не увязли в трясине.

  - Испанцы наверняка выстроили укрепления и там, - заметил Норрингтон.

  - Верно! Но они куда менее мощные, и я уже придумал, как ослабить их еще больше. Прежде чем начинать атаку, необходимо полностью, или, по крайней мере частично разрушить северные укрепления. В результате – испанцы мобилизуют сюда значительную часть своих людей и орудий. Кроме того, наша вылазка окончательно убедит их в том, что мы собираемся атаковать именно с севера. Это значительно облегчает нашу задачу. Итак?

  У Норрингтона возникло ощущение, что он плывет по горной реке, его стремительно увлекает быстрое течение, и сопротивляться этому потоку нет никаких сил. План Джека казался удивительно продуманным и удачным. Но тот факт, что ни командор, ни его офицеры не принимали участия в разработке данного плана, серьезно беспокоило Норрингтона. Джек фактически принял на себя руководство операцией, а командору оставалось лишь соглашаться с ним, либо придумать альтернативный план, что требовало времени и тщательного изучения дислокации сил противника, очень хорошо известной Воробью. Норрингтону не оставалось ничего иного, кроме как полностью положиться на пирата.

  Ночь опустилась – душная, безлунная, с одинокими проблесками звезд на непроницаемом черном покрывале небес. Ни звука. Лишь шелестящий плеск весел и размытое дрожание бортовых огней «Черной Жемчужины», бликами падающее на неподвижное водяное зеркало.

  Норрингтон, сидевший на носу шлюпки, втянул ноздрями неподвижный воздух и, уже в который раз, внимательно прислушался к своим внутренним ощущениям. Как человек с богатым военным опытом, он привык слушаться интуиции, и эта привычка не раз помогала ему принять правильное решение и даже спасала жизнь. На этот раз интуиция молчала, и, помимо неизбежного в преддверии ответственной и опасной операции волнения, он ничего особенного не ощущал. «Жемчужина», словно призрак из тьмы, вдруг придвинулась вплотную левым бортом, дыша тишиной и загадкой, подобно мифическому Левиафану; ее округлые борта казались маслянисто – черными и гладкими как стекло. Поднимаясь на борт, командор не мог избавиться от ощущения, что он вот – вот окажется в царстве мертвых. Однако люди, встретившие его на палубе, отнюдь не были похожи на покойников.

  - Командор?! – Джек удивленно уставился на Норрингтона. – Признаться, я не ожидал ... Нет, конечно же я рад видеть вас на борту своего корабля, но я ждал ваших людей и не надеялся, что вы посетите нас лично.

  Разглядев при тусклом свете фонаря, что Норригтон избавился от своего мундира и одет как простой матрос, или даже пират, Джек изумился еще больше.

  - Что тут непонятного? – отвечал Норрингтон, - по нашей взаимной договоренности, в операции должны были принять участие четверо моих матросов под командованием одного офицера и четверо ваших людей.

  - Уж не хотите ли вы сказать, что этим офицером будете вы сами?

  - Вы очень догадливы, - отвечал командор со своим неизменным сарказмом.

  Джек неодобрительно поморщился.

  - Какого дьявола вам это понадобилось?! Я, как никто, знаю остров, поэтому и веду своих людей сам. Но вы ... Случись что с вами, и мы останемся без командующего.

  - Я не обязан давать вам отчет в своих действиях, капитан Воробей, - тон командора был холоден и надменен, - Но я поясню вам свою точку зрения. От нашей вылазки слишком многое зависит, и я руководствуюсь мудрым правилом: «если хочешь, чтобы дело было сделано хорошо, сделай его сам».

  Джек лишь пожал плечами. Несмотря на его всегдашнюю самоуверенность, вид у него был слегка растерянный.

  - Что ж, как знаете. Но имейте в виду – сейчас вам придется выполнять мои приказы.

  - Тогда я жду команду к выступлению ... Мой командир!

  И снова темнота, тишина и легкий плеск весел. И теплый шепоток Джека над ухом.

  - Все-таки зря вы в это ввязались. Это не ваше дело, командор.

  - Если вы беспокоитесь, что после моей гибели некому будет действовать на нервы, то зря. Меня заменит Джилетт.

  Тихий смешок в ответ.

  - На вашем месте я бы оставил командовать мистера Тернера. Юноша неопытен, но безумно талантлив.

  - Вот как? Тогда всем нам очень повезло, что вы не на моем месте.

  Молчание, впрочем недолгое.

  - А знаете, командор, без мундира вы смотритесь гораздо лучше!

  Норрингтону почему-то стало ужасно смешно.

  - Капитан Воробей, заявляю вам со всей ответственностью, что у вас есть все шансы стать великим человеком. Только для этого вам необходимо сперва отрезать себе язык.

  Снова молчание, потом едва слышный вздох.

  - Буду иметь в виду.

  Остров все ближе. Кажется, их не заметили.

  Едва заметная тропинка открылась в монолитной на вид скале; ноги скользили на влажных камнях, а темнота еще больше затрудняла путь. Джек шагал впереди. Каким образом он умудрялся ориентироваться в почти полной темноте оставалось загадкой. Следом цепочкой двигались остальные, неся на спинах по увесистому бочонку пороха, а командор замыкал шествие, вглядываясь во мрак до боли в глазах. Подъем оказался труден, и последние метров тридцать пришлось практически карабкаться по скалам, но затем тропинка круто пошла вниз, и некоторое время они шли по высохшему руслу узкого горного потока. Наконец, идущий впереди Норрингтона матрос остановился; командор практически наощупь пробрался вперед и увидал Джека, что стоял у входа в какой-то темный тоннель и зажигал факел.

  - Нам сюда! – Джек весело подмигнул ему, сверкнув в неярком свете золотыми фиксами. – Именно этим путем я в свое время выбрался с острова. Тоннель проходит прямехонько под фортом, который из-за особого расположения скал невидим со стороны моря, и в некоторых местах толщина каменной перемычки чуть больше локтя. Стоит нам только разрушить перемычку, как добрая половина укреплений обвалится вниз. За дело, джентльмены!

  Углубившись в тоннель примерно на сотню метров, лазутчики принялись за работу, которая оказалась весьма нелегкой. Необходимо было выдолбить в скале неглубокие выемки и заложить туда взрывчатку. Двое пиратов стояли на стреме, остальные трудились в поте лица, сменяя друг друга. Не миновала сия доля и Джека с командором, который и не подумал отлынивать, а обдирал свои холеные пальцы, яростно взгрызаясь в неподатливый камень. Время летело незаметно, и ближе к концу их бурной деятельности в манерах Джека начала явственно проскальзывать некоторая нервозность.

  - Нас наверняка услышали, - пробормотал он так тихо, что слышать его мог лишь Норрингтон, - Но пока еще не поняли, что к чему. Однако, они могут вскоре догадаться.

  - В таком случае надо торопиться, - отвечал тот, вытирая пот со лба.

  Они удвоили усилия, и спустя еще час, Джек, осмотрев результаты их трудов, остался доволен. Подозвав одного из пиратов, он произнес:

  - Ждите меня в лодке. Я подожгу фитиль и буду на месте минут через десять. Это касается и всех остальных, - он обвел глазами свою команду.

  Пираты подчинились без лишних слов, однако матросы остались на месте, вопросительно глядя на командора.

  - Сэр, а нам что делать?

  - Выполняйте приказ капитана Воробья, он здесь главный.

  - А вы, сэр?

  - Я присоединюсь к вам позже.

  Наконец, Норрингтон и Джек остались вдвоем. Джек суетливо копошился возле бочек с порохом, прикручивая фитиль и не замечая присутствия командора. Когда он, наконец, обернулся, то лицо его приобрело недоуменно – раздраженное выражение.

  - Вы еще здесь?! Какого Дьявола?!

  - Уж не считаете ли вы, что я оставлю вас здесь одного?!

  Джек возвел очи к небу, всем своим видом говоря: «Боже, дай мне терпения».

  - Милейший командор, ведь вы же не думаете, что я делаю это исключительно в силу присущего мне героизма?! Я пират. Ах, простите, бывший пират. Я руководствуюсь вашим же принципом, предпочитая делать дело самому, а не поручать его другим. Я знаю наощупь каждый камень, каждый выступ той тропинки, что ведет к морю. И не особо беспокоюсь об обратном пути.

  - И, тем не менее, - Норрингтон упрямо наклонил голову, - обратно мы будем возвращаться вместе.

  Джек покорно вздохнул.

  - Черт бы подрал ваши дурацкие представления о чести! Тогда помогите мне, что ли!

  - Готовы? – вопросил Джек спустя некоторое время.

  Дождавшись утвердительного кивка Норрингтона, он высек огонь и, понаблюдав секунду, как язычок пламени весело бежит по фитилю, скомандовал:

  - Уносим ноги!

  Выскочив из тоннеля, они укрылись за выступом скалы, надежно защищавшем их от взрыва и каменных осколков. Прошла минута. Затем еще одна. Норрингтон обернулся к Джеку.

  - Ну?

  - Что-то не сработало, - обеспокоено произнес тот. – Необходимо вернуться.

  Оказавшись внутри тоннеля и увидев сгоревший до половины и погасший фитиль, командор устремил на Джека взгляд более чем красноречивый.

  - Не надо на меня так смотреть! – произнес тот склочным тоном, - Я не виноват, что этот чертов фитиль погас!

  - А кто виноват?! – взорвался Норрингтон, - его святейшество Папа Римский?!

  - Эй, не горячитесь! Возвращайтесь в укрытие, а я снова подожгу фитиль.

  - Нет уж! – решительно заявил командор, - Теперь я сам возьмусь за дело!

  - Бросим жребий, - Джек вынул из кармана монетку и легко подбросил ее на ладони. – Орел, или решка?

  - Я не стану играть в ваши игры ...

  - Времени мало, командор. Орел, или решка?

  - Хорошо. Орел.

  - А вот и нет! – Джек разжал пальцы. – Вы проиграли и отправитесь в укрытие.

  - Мошенник!

  - Все! – Джек повысил голос, - Не забывайте, я здесь командую!

  - Вы не успеете выбраться наружу, ведь фитиль теперь сгорит в два раза быстрее!

  - Не беспокойтесь, - Джек одарил командора ослепительной улыбкой, - Я быстро бегаю!

  Устроившись за знакомым уже выступом, Норрингтон проклинал себя, на чем свет стоит за то, что так легкомысленно попался на удочку Воробья и ввязался в это сомнительное предприятие; проклинал лорда Уилларда, губернатора Суона и, разумеется, Джека. Долгожданный взрыв прервал его внутренний монолог; земля ощутимо содрогнулась, и каменная крошка посыпалась командору за шиворот. Вскочив на ноги, он кинулся ко входу в тоннель.

  Предрассветная золотисто – розоватая полоса прорезала горизонт. Стало светлее, что, однако, не улучшило видимость, поскольку все пространство вокруг входа было окутано не то дымом, не то пылью.

  - Капитан Воробей! – позвал Норрингтон, ощущая нешуточное волнение.

  Молчание.

  - Капитан, где вы?

  Им вдруг овладела уверенность, что Джек остался внутри. Он представил себе, как возвращается на корабль и сообщает всем о гибели доблестного пирата. А что же дальше? Ощущение потери было столь сильным и нежданным, что Норрингтон пошатнулся на миг, словно утратив опору под ногами.

  - Джек, я же знаю, что ты выбрался! - яростно выкрикнул он, сжимая кулаки, - Проклятый пират, не вздумай бросить меня одного на это Богом забытом клочке суши!

  Тишина. Норрингтон опустил голову, чувствуя пустоту внутри и слабость в ногах.

  - Ап-чхи! – послышалось вдруг откуда-то сбоку.

  Дым потихоньку рассеивался. Слегка покачивающаяся фигура Джека нарисовалась из этого марева, словно привидение. Джек был покрыт пылью, ссадинами и слегка прихрамывал, но в целом выглядел живым – здоровым.

  - Ну? – он остановился перед Норрингтоном, обдав его насмешливым взором из-под густых ресниц, - Почему бы вам не сказать, как вы рады меня видеть?!

  - У нас нет времени обмениваться любезностями, - командор уже вполне овладел собой, - нам предстоит ...

  Легкий свист прервал его речь; пуля, нежданно прилетевшая откуда-то сверху, высекла искры из каменного уступа, на котором они стояли. Вскинув головы, они углядели нескольких испанских солдат с мушкетами, приближавшихся к ним со стороны форта.

  - О-о! – протянул Джек с непередаваемой интонацией, - Кажется, нам пора!

  Путь, что ночью занял около получаса, они преодолели минут за десять, продемонстрировав приличную скорость. Испанцы не отставали; еще десяток преследователей появился с противоположной стороны, лишив их возможности воспользоваться прежней тропинкой, ведущей к морю и прижимая беглецов к обрыву.

  - Командор! – окликнул Норрингтона Джек, что приволакивал левую ногу и слегка отстал. – Придется прыгать!

  Норрингтон и сам понимал, что другого выхода нет, поэтому, приблизившись к краю обрыва, не колебался ни секунды. Ему пришлось пережить несколько жутковатых мгновений свободного полета, после которых упругие толщи воды приняли его в свои объятия. Слегка оглушенный падением, командор вынырнул на поверхность, выплюнул солоноватую горечь и, углядев неподалеку голову Джека, изо всех сил погреб к лодке, что виднелась метрах в пятидесяти. Пули свистели совсем рядом, слегка нервируя, шлепались в воду с легким плеском. Уже приближаясь к лодке, Норрингтон оглянулся и увидел, как Джек медленно уходит под воду, а по поверхности расплывается алое пятно.

  - Ч-черт!

  В несколько гребков он достиг того места, где только что виднелась голова капитана и нырнул, набрав в легкие побольше воздуха. Джек еще не успел опуститься на большую глубину, так что командору не составило труда ухватить его за шиворот и всплыть на поверхность. Лодка оказалась совсем рядом; матросы живо втащили в нее Джека и помогли забраться Норрингтону.

  Пока гребцы усиленно работали веслами, командор сидел на дне лодки, держа в объятиях безжизненное тело Джека; он вздрагивал от пережитого напряжения и силился отдышаться. У Джека дела обстояли похуже. Свинцовая бледность на его лице, что просвечивала сквозь бронзовый загар, а также зловещая багрово-черная дыра на рубахе, со стремительно расползающимся алым пятном вокруг – все это ясно указывало на то, что капитан Воробей отлетался. Вернее, отплавался.

  Норрингтон, как человек военный, довольно часто видел смерть. И теперь ее тень столь явственно проступила в заострившихся чертах Джека, что сомнений не оставалось. Однако, уповая на чудо, командор все же коснулся его шеи, тщась уловить биение пульса. Безжизненное тело вдруг шевельнулось и, разлепив мокрые ресницы, в упор уставилось на Норрингтона, заставив того вздрогнуть.

  - Любезный командор, - голос Джека был слабым и прерывистым, а самодовольная ухмылка, которую он пытался изобразить, больше напоминала гримасу боли, - вы забыли одно мудрое правило: за отстающими не возвращаются.

  Норрингтону, чье сердце в данный момент свершило замысловатый пируэт, перейдя от состояния упадка в состояние подъема, понадобилось несколько секунд, дабы овладеть собой.

  - Я полагаю, - произнес он довольно спокойно, - что если вам нынче посчастливится остаться в живых, то исключительно благодаря тому факту, что я не пират и не соблюдаю пиратский кодекс.

  - Признайтесь, а вас ведь чертовски огорчила бы моя гибель! - продолжал неугомонный Джек с едва уловимой ноткой кокетства.

  Норрингтон стиснул зубы.

  - Мистер Воробей, если вы сию секунду не заткнетесь, то клянусь, я засуну кляп вам в рот! Да, я не назвал вас капитаном! - он не дал Джеку вставить ни слова, - Имейте в виду – стоит вам открыть рот, и я тут же разжалую вас в матросы!

  Угроза подействовала. Джек машинально шевельнул губами, судорожно сглотнул и вновь безжизненно обмяк на руках у командора.



СТРАНИЦЫ: 1 2 3 4 5















Copyright © Джонни Депп, неофициальный сайт/Johnny Depp unofficial russian site. Все права защищены.

Опубликовано на: 2004-09-23 (1830 Прочтено)

[ Назад ]
 
 



Rambler\'s Top100 Рейтинг@Mail.ru