Афоризмы Джони Деппа
 
 

Главная страница

Администрирование

 
 

  О Джонни Деппе

· Биография
· Награды и номинации
· Коллеги о Джонни
· Архив новостей
· Друзья и партнеры
 

Афоризмы Джони Деппа
  Фильмы

· Художественные
· TV сериалы
· Документальные
· В производстве
· Отложенные проекты
 

Афоризмы Джони Деппа
  Другие работы

· Рисунки
· Музыка
· Статьи, эссе
· Видеоклипы
 

Афоризмы Джони Деппа
  Мультимедиа

· Фотографии
· Мультимедиа
 

Афоризмы Джони Деппа
  Публикации

· Статьи
· Интервью
· Рецензии
 

Афоризмы Джони Деппа
  Статьи посетителей сайта

· Размышления о фильмах и творчестве
· Рецензии
· Письма
· Фанфикшен
 

Афоризмы Джони Деппа
  Общение

· Форум
· "Гостевая книга"
· Контакты
 

Афоризмы Джони Деппа
  Полезные ссылки

· Иностранные сайты
· Русскоязычные сайты
· Обновления месяца
 

Афоризмы Джони Деппа
  Поиск по сайту



 

Афоризмы Джони Деппа
  Выбор языка/Select Language

Выберите язык интерфейса:

 

Афоризмы Джони Деппа
 
 






СТРАНИЦЫ: 1 2 3

  По истечении суток, командор почувствовал себя гораздо лучше, что, однако, не прибавило ему душевного покоя. Точнее говоря, покоя как раз было, хоть отбавляй. Мрачная апатия овладела всем его существом, и он мог лишь с горечью недоумевать, чем так прогневил Небеса и чем заслужил столь плачевной участи. Сперва, он потерял всякую надежду когда-либо завоевать сердце Элизабет, теперь же лишился и всего остального – своего корабля, карьеры, чести. Вскоре ему по-видимому предстояло лишиться и жизни, хотя это обстоятельство его уже ничуть не пугало. В самом деле, он оказался во власти человека, который некогда находился в его власти. Тогда он едва не повесил Воробья, и теперь Джек имел все основания отплатить ему той же монетой.

  Вторые сутки своего пребывания на пиратском корабле командор Норрингтон провел так же, как и первые – то бишь, лежа на спине, апатично уставившись в одну точку и едва притрагиваясь к еде, которую исправно приносил Гиббс. На утро третьего дня вместо Гиббса явился сам капитан Воробей.

  - Доброе утро, командор! – жизнерадостно приветствовал он Норрингтона и, опустившись в кресло, задрал ноги на стол.

  Реакции на его приветствие не последовало никакой, пленник вообще не подавал признаков жизни.

  - Эй, послушайте! – тон капитана сделался обиженным, - Это просто невежливо с вашей стороны! Какого бы вы ни были мнения о пиратах, с вами здесь обходятся со всей подобающей учтивостью!

  Норрингтон соизволил слегка повернуть голову в его сторону.

  - Как вы собираетесь поступить с нами, капитан Воробей?

  Тот склонил голову набок, задумчиво почесал подбородок.

  - Какой трудный вопрос! Знаете, у меня было так много дел, что я не успел его обдумать. Придется вам погостить у меня некоторое время, пока я не буду готов вам на него ответить. Честно признаюсь – вы меня разочаровали, командор. Уже третьи сутки как вы пленник на пиратском корабле, и до сих пор не предприняли попыток к бегству, не предъявили никаких требований, не угрожали мне виселицей. Я уже начинаю сомневаться – вы ли это.

  Тень улыбки мелькнула на губах Норрингтона.

  - Извините, что разочаровал вас, капитан. Ничем не могу вам помочь.

  Джек передернул плечами.

  - Что ж, очень жаль. Все, что я слышал об офицерах британского королевского флота, подтверждается. Эти господа способны лишь вышагивать парадным маршем на всяческих церемониях, а малейшие трудности превращают их в слякоть. Я считал вас исключением из правил, командор. Жаль, что я так обманулся.

  В иных обстоятельствах эти откровенно оскорбительные слова вызвали бы у Норрингтона взрыв гнева, но и теперь они в какой-то степени пробудили его угасшее достоинство. Он слегка привстал со своего ложа; краска залила его бледные щеки.

  - Будь у меня в руке шпага, - процедил он сквозь зубы, - клянусь, я вбил бы вам ваши слова обратно в глотку!

  Джек выслушал эту тираду, изогнув бровь и ухмыляясь в усы.

  - Любопытно! Значит, будь у вас шпага, вы вели бы себя совсем по-другому. Что ж, хорошо. Я дам вам шпагу и предоставлю прекрасную возможность покарать меня за дерзость. Нет, я не шучу, - добавил он, поймав недоверчивый взгляд командора. - Но нам придется покинуть эту каюту, чтобы уладить наши небольшие разногласия.

  Поднимаясь вслед за Воробьем на шкафут, командор полной грудью вдыхал свежий морской воздух, которого так долго был лишен, сидя взаперти. Он ощущал себя узником, выпущенным на свободу, или, скорее, тяжелобольным только что поднявшимся с постели. Выбрав удобное местечко, Джек, хранивший все это время на своей физиономии серьезное, даже торжественное выражение, вручил командору шпагу, которую до этого нес под мышкой. Затем снял шляпу, камзол и обнажил свой собственный клинок. Пираты, драившие поблизости палубу и латавшие паруса, засвистели и заулюлюкали, подбадривая своего капитана. Слегка растерянный Норрингтон стоял неподвижно, уже начиная жалеть о том, что позволил Воробью втянуть себя в это представление. Поединок с проходимцем был ниже достоинства офицера и дворянина. Джек, однако, не дал ему время на раздумья, атаковав внезапно и стремительно. Командору поневоле пришлось защищаться, и бой увлек его, как это всегда и происходило. Норрингтону еще в молодости посчастливилось учиться фехтованию у лучших мастеров, и он во многих отношениях превосходил в этом искусстве Джека, нахватавшегося азов фехтования где только можно. Однако, ему было чрезвычайно трудно обороняться против своего гибкого и быстрого противника, который носился вокруг, словно надоедливая муха, десятки раз меняя тактику боя. Пытаясь загнать Джека в угол, командор постепенно перемещался по всему кораблю, и лишь оказавшись на нижней палубе, осуществил свой маневр и «запер» капитана в глухом закутке. Тот держался еще какое-то время, но дела его шли не лучшим образом. Все же, изворотливый ум Джека помог ему. Ловко подцепив ногой ведро с водой, стоявшее сбоку, он опрокинул его прямо под ноги Норрингтону. Поскользнувшись на мокрых палубных досках, командор упал на спину, выронив шпагу. Джек отбросил ее подальше и, удовлетворенно ухмыльнувшись, опустил оружие.

  - Как вы себя чувствуете, командор? Вам лучше?

  - К чему весь этот фарс? – вопросил тот раздраженно.

  - Видите ли, мне хотелось вас немного встряхнуть. Признайтесь, ведь я обладаю способностью действовать вам на нервы!

  - Признаю. Но зачем вам это понадобилось?

  - Мне не интересно торжествовать над противником, которому все безразлично. Сейчас вы немного ожили, это радует. Давайте-ка, вернемся в каюту.

  С этими словами Джек протянул руку командору и помог ему подняться.

  Норрингтон удивлялся себе самому. Происшедшее не только не вызвало у него раздражения, но даже доставило удовольствие. Давненько он не испытывал упоения поединком один на один, а хитрый маневр пирата вовсе его не возмутил, как случилось бы прежде. Способность выкручиваться из самых безнадежных ситуаций и превращать поражение в победу была отличительной чертой капитана Воробья, и эта способность с течением времени начала вызывать у Норрингтона нечто похожее на зависть. Этот человек одновременно привлекал командора и раздражал. Внешне и внутренне он был воплощенным вызовом тем устоям, которые командор с младых ногтей привык считать священными. Желание нарушать правила и попирать закон неистребимо, и оно живет в каждом человеке, даже самом законопослушном. Где-то в глубине души командор Норрингтон, человек, всю жизнь неукоснительно следующий правилам и, так сказать, «застегнутый на все пуговицы», завидовал капитану Воробью, вольной пташке, не имеющей за душой ничего кроме корабельной палубы и морского простора.

  Джек объявился снова уже под вечер. Сидел в своей обычной позе, задрав ноги на стол, грыз яблоко и действовал командору на нервы, болтая без умолку. Через некоторое время тот не выдержал.

  - Почему бы вам не оставить меня в покое, капитан!

  - Между прочим, это мой корабль и моя каюта, так что вам придется меня терпеть. Какой вы, однако, вспыльчивый! Я слыхал, что вы родом из северной Шотландии, а жители тех мест отличаются сдержанным нравом. И еще говорят, что там ужасно холодно. Давно не были дома, командор?

  Давно ли он не был дома? Норрингтон невольно прикрыл глаза и словно наяву увидел каменистые пустоши, заросшие вереском и сорными травами, окутанные туманом лощины, дубовые и ясеневые леса в сверкающем блеске осени, озера с прозрачной водой… Вспомнились веревочные качели, на которых он раскачивался в детстве вместе с кузиной Маргарет. Командор вдруг поймал себя на том, что ожившие воспоминания срываются с его уст, обретая плоть, и он вот уже в течении получаса разливается соловьем, повествуя пирату свою биографию, а тот слушает его с максимальным вниманием. Он осекся, словно очнувшись, глянул на Джека почти с ненавистью.

  - Какого черта я вам все это рассказываю?! – воскликнул он с прорвавшейся горечью.

  - Это уж вам решать, какого черта. Может быть, вы делаете это потому, что у вас нет никого, с кем вы могли бы поделиться. Будьте проще, командор. Ваш неприступный вид уже отпугнул малышку Элизабет, если так и дальше пойдет, вы окончите свои дни в полном одиночестве. Были бы вы более открытым человеком, ваши шансы в борьбе за девушку сразу бы выросли.

  - По какому праву вы делаете мне подобные замечания, вы, пират?! - неистовствовал Норрингтон, - Почему бы вам не убраться к Дьяволу!

  - Зачем же так торопиться! Сперва, я наведаюсь на капитанский мостик, что-то ветер крепчает. Доброй ночи, командор!

  Поворочавшись некоторое время с боку на бок и поругав себя за неожиданное проявление слабости, командор уснул куда более крепким сном, чем в предыдущие ночи. Ему снова снилась старая усадьба его отца, качающиеся на ветру ветви яблони. И, казалось, он вот-вот вспомнит что-то очень важное. Нужно было приложить совсем небольшое усилие…

  ... просыпайтесь! Проснитесь, командор, труба зовет!

  - Какого черта! – пробормотал он, силясь продрать глаза. Сон оборвался в самый неподходящий момент.

  Выражение лица склонившегося над ним капитана Воробья было очень таинственным.

  - Оденьтесь и следуйте за мной! – велел ему Джек.

  Ругая про себя надоедливого пирата, Норрингтон нехотя выполнил его приказ, и вскоре, поеживаясь от свежего бриза, поднимался следом за капитаном на ют. Предутреннее небо было еще темным, лишь на востоке прорезалась едва заметная розоватая полоса.

  - И за каким дьяволом вы притащили меня сюда в такую рань? – в голосе командора явственно слышалось сильнейшее раздражение.

  Ответная улыбка Джека была ясной и невинной, как у младенца.

  - Я люблю встречать рассвет. Мне захотелось, чтобы вы составили мне компанию.

  - Издеваетесь?! – Норрингтон почти рычал, - я видел рассвет в открытом море сотни раз, и ради этого не стал бы прерывать свой сон!

  - Ошибаетесь, командор. Вы всего-навсего смотрели, как восходит солнце, а не видели рассвет. Это разные вещи.

  - А в чем же разница, объясните мне?!

  - Охотно. Но для этого вам придется сделать над собой небольшое усилие и напрячь фантазию. Представьте себе, что вы пират. Вы не обязаны выполнять ничьих приказов, вы свободны, как ветер, что наполняет ваши паруса. Ваши руки сжимают рукояти штурвала, а перед глазами разворачивается великолепная картина, написанная самим Господом Богом. И в этот момент вы гораздо ближе к Создателю, чем тогда, когда засыпаете на церковной скамье, слушая нудную проповедь священника. Смотрите же, командор!

  Пока длилась перепалка, солнце появилось из-за горизонта, расцвечивая небеса всеми цветами, какие только мог уловить человеческий глаз. Открывшаяся взорам божественная картина вкупе с монологом капитана подействовала на Норрингтона помимо его воли. Чувства, которые он испытывал, еще будучи молодым офицером, впервые поднявшимся на борт корабля, всколыхнулись с прежней силой. Но, тем не менее, командор не смог удержаться от сарказма.

  - Неужели вы стали пиратом только для того, чтобы любоваться восходами и закатами, стоя на палубе?

  Джек передернул плечами.

  - Вы будете смеяться, но это практически так и есть. Я был молод, непоседлив, жаждал приключений. Конечно, я мечтал разбогатеть, но не в первую очередь. Если расставить приоритеты, то я добываю золото для того, чтобы жить, а не живу, для того, чтобы добывать золото.

  Не нашедший что ответить командор вновь вернулся к созерцанию восхода солнца.

  В дальнейшем их совместное любование красотами и долгие беседы начали повторяться регулярно, и Норрингтон с некоторой оторопью ловил себя на мысли, что получает удовольствие от общения с человеком, которого ранее считал отбросом общества. Несмотря на это, мучительное беспокойство чем дальше, тем больше овладевало им.

  По истечении нескольких последующих дней это беспокойство достигло своего пика. Стоило командору избавиться от депрессии, как положение пленника начало его чертовски тяготить, даже несмотря на любезность капитана Воробья. Он уже всерьез строил самые безумные планы побега, когда в одно прекрасное утро все решилось само собой. В то утро к нему явился не сам капитан, а двое вооруженных головорезов, что Норрингтон счет плохим признаком. Однако, появившись в сопровождении вышеупомянутого эскорта на верхней палубе, он не обнаружил там ничего угрожающего. Впервые за все время пребывания на «Жемчужине», командор получил возможность лицезреть лейтенанта Вудхауза, живого и здорового, и был искренне рад встрече. На палубе царила легкая суета – несколько матросов готовились спустить на воду шлюпку, двое других грузили в нее небольшой бочонок с водой и деревянный ящик. Наконец, появился и сам капитан.

  - Еще одно чудесное утро, не правда ли, командор? К сожалению, последнее, что я встречаю в вашем приятном обществе.

  Сердце Норрингтона забилось от волнения, но он все еще не смел надеяться.

  - Вы хотите сказать… Вы отпускаете нас?

  - Совершенно верно.

  - Вы… Но я ведь тогда отправил вас на виселицу!

  - Да, вы едва не повесили меня, следуя закону, но потом вы дали мне уйти, следуя своему сердцу и своей совести. Это доказывает наличие у вас этих двух вещей. Как это ни странно звучит, но у нас с вами есть одна общая черта - мы не любим убивать достойных людей. Иногда мне приходится это делать, но поверьте, это не доставляет мне никакого удовольствия. Мистер Тернер тому свидетель. Итак?

  Джек развернул перед командором карту, ткнул пальцем в точку на ней.

  - Вот здесь мы сейчас находимся. Как видите, совсем недалеко от Барбадоса. Вы с лейтенантом сядете в шлюпку и, при попутном ветре, не пройдет и суток, как вы увидите на горизонте английский флаг на шпиле форта в Бриджтауне.

  - Сэр, позвольте спросить! – голос Вудхауза вывел командора из задумчивости, - Чему вы улыбаетесь?

  Норрингтон, сидевший у руля, глянул на молодого человека слегка отстранено.

  - Я вспомнил, - произнес он, обращаясь вовсе не к собеседнику, - я вспомнил то, о чем забыл в своем сне.

  - Простите, сэр, я не понимаю!

  - Это не важно, лейтенант. Вы плохо закрепили парус, займитесь им.

  Пока Вудхауз суетливо исполнял приказ, командор мог спокойно поразмыслить. Кажется, за последние дни он открыл для себя нечто важное. Открыл простые, но чрезвычайно важные истины, что помимо карьеры существует еще и его жизнь, просто жизнь человека по имени Джон Норрингтон, которая важна, и которая имеет ценность. Что на свете есть море и паруса, восходы и закаты, чудесные стихи и великолепные картины, и еще множество вещей, являющихся составляющими этой жизни. И, как бы дико это не прозвучало, он должен быть благодарен за это открытие пирату по имени Джек Воробей.

  - Попутного вам ветра, командор! – произнес Джек, когда они прощались на палубе «Черной жемчужины». Норрингтон сделал шаг к капитану.

  - Мистер Воробей, я… , - он запнулся на миг, - Позвольте вашу руку, сэр!

  - Капитан Воробей, мой друг! – поправил его Джек, с многозначительным видом подняв кверху палец.

  Норрингтон ощутил его крепкое рукопожатие. Рукопожатие человека, который совсем недавно был врагом, и который стал почти другом.

  - Имейте в виду, капитан, - добавил Норрингтон, - если в ближайшее время вы не завяжете с пиратством, то я вновь начну охотиться за вами!

  - Ничуть в этом не сомневаюсь! – жизнерадостно отвечал Воробей.

   «Черная жемчужина» уже давно исчезла из вида, и командор с лейтенантом остались одни в открытом море. Карьера Норрингтона, скорее всего, была безнадежно испорчена, но жизнь продолжалась. И он готов был встретить ее с гордо поднятой головой, как и подобало офицеру британского королевского флота.








СТРАНИЦЫ: 1 2 3















Copyright © Джонни Депп, неофициальный сайт/Johnny Depp unofficial russian site. Все права защищены.

Опубликовано на: 2004-09-18 (2084 Прочтено)

[ Назад ]
 
 



Rambler\'s Top100 Рейтинг@Mail.ru